История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

История Приморского телевидения:

Мемуары

http://history.vestiprim.ru/archve/174-georgiy-isaevich-gromov-na-televidenii-1958-1970.htmlЛИД

Ветеран приморского экрана Галина Островская на телевидение попала по недоразумению

Тот, кто без хохмы по жизни шагает, тот никогда на ТВ не попадет, считает Галина Яковлевна Островская, в прошлом известный приморский тележурналист, а ныне театральный критик и преподаватель

Галине Яковлевне я позвонил 21 ноября, чтобы поздравить с профессиональным праздником - Всемирным днем телевидения - и, конечно же, напроситься на интервью.

- Какой такой Всемирный день телевидения? Это что - шутка? - слышу знакомый голос на другом конце телефонного провода.

- Да нет, Галина Яковлевна, это не розыгрыш. Его в 1996-м году учредила Международная ассамблея... При встрече расскажу, - пытаюсь заинтриговать собеседницу.

- Сережа, а я-то тут причем? Для меня в жизни существует только два праздника - День Победы и Новый год.

- Хочу побеседовать с вами о телевидении вашей эпохи, - робко прошу аудиенции.

- Своим людям я в интервью не отказываю, - обнадеживает зубр приморской журналистики, - но сегодня у меня преферанс, который, ты знаешь, я ни за что не пропущу! Подходи завтра в Академию искусств.

Телевидение смотреть не рекомендую

Итак, завтра наступило. Подхожу на кафедру театрального факультета. Островская, как всегда, веселая, жизнерадостная и полная оптимизма.

- Ой, вы что это старуху с фотографом будете снимать? Ну и хохма! - не перестает юморить серьезный театральный критик. - А знаете, у нас там в вестибюле третьего этажа есть статуя голого Аполлона. Хотите там проведем фотосессию?

- Галина Яковлевна, насколько нынешнее телевидение шагнуло вперед по сравнению с ТВ вашего времени - в 60-80 годы?

- Если серьезно отвечать на вопрос, то я вспомнила бы, что говорил профессор Преображенский из повести Булгакова "Собачье сердце" по поводу советских газет. Так вот, профессор рекомендовал не читать большевистских газет, поскольку от этого портится пищеварение. Я тоже могу порекомендовать современному телезрителю - не смотреть нынешние передачи!

- Вот так - прямолинейно и категорично?

- А чего ходить вокруг да около! Современное телевидение портит человеческую нравственность, на экране нарушается большинство этических норм. То, что делается на современных телеканалах, просто отвратительно! Начиная от сериалов типа "Бригада" и заканчивая юмором Евгения Петросяна. Сегодня полностью отсутствуют программы для молодежи и детей, кроме трехминутки "Спокойной ночи, малыши". Мы же просто теряем подрастающее поколение. А куда с экранов исчезла настоящая музыка, театр? Везде одна попса, и если бы не канал "Культура", то вообще нечего было бы смотреть. То же и с новостными программами. Ну скажите: чем отличаются выпуски новостей первого и второго каналов? Да буквально ничем: одинаковая концепция, один и тот же набор новостей, одинаковые их подача и манера работы журналистов. Я не хочу сказать, что в наше время было идеальное ТВ, но оно было нравственным.

Карьера началась с конфуза

- Насколько нелегко было попасть на ТВ в годы вашей молодости? Возможно ли, чтобы в ваше время на экране мелькали такие "звездные" телеведущие, как Ксюша Собчак или Маша Малиновская?

- Да боже упаси! Я тебя умоляю! Это же был краевой комитет по телевидению и радиовещанию. Все должно было соответствовать духу и требованиям самой эпохи. И прежде всего ТВ должно было быть элементарно пристойным.

- А как началась ваша телевизионная карьера в столь солидном учреждении?

- Я до сих пор об этом вспоминаю со смехом, но еще почти никому не рассказывала. Первый опыт общения с ТВ для меня начался с провала, можно сказать, с конфуза и недоразумения. А было дело так. Первый раз я оказалась на голубом экране, еще когда была студенткой и участвовала в художественной самодеятельности. Нас пригласили выступить на ТВ. Я тогда должна была читать стихи. В то время все происходило в прямом эфире, без всякого монтажа. И вот снимают мой номер, а я напрочь забыла текст стихотворения. Стою как вкопанная, в глазах ужас, и не могу открыть рот. Такой меня и увидел в первый раз зритель. После этого я думала, что уже никогда не смогу претендовать на телевизионную работу. Но в жизни все повернулось иначе.

После окончания в 1958-м году филологического факультета ДВГУ я пришла работать в театр имени Горького, - вспоминает Галина Островская. - Работала в должности заведующей литературной частью и одновременно тесно контактировала с театральной студией (в те годы Института искусств еще не существовало. - Прим. авт.). И вот однажды меня пригласили на местное ТВ провести передачу об этой студии. В то время я вообще не имела никакого понятия о телевидении, поэтому ничего не боялась и смело сидела в кадре: знакомила зрителей с начинающими артистами, брала у них интервью, демонстрировала фрагменты этюдов, занятий по сценической речи и т.д. После этого мне предложили сделать еще несколько таких программ, а потом и вовсе позвали на работу. Вот так я почти 30 лет и прослужила своей второй профессии, которой по-настоящему увлеклась.

"Мы раньше много думали, а потом делали передачу..."

- Как вы считаете, сегодня телевизионщикам легче работается, чем в ваше время?

- Хорошо и профессионально работать трудно всегда. Мы обожали свою работу, гордились ею, крепко дружили между собой, бесконечно придумывали что-то новое, иногда изобретая велосипед, смотрели передачи друг друга и старались быть объективными при их оценке. Впрочем, об этом хорошо сказал известный в те годы московский журналист Кузнецов: "Мы раньше много думали, а потом делали передачу, а нынешние сначала делают передачу, а потом думают, что в ней исправить при монтаже".

- Вы уже не первый год продолжаете работать в ДВГУ на кафедре телевидения и радиовещания. Какие требования вы предъявляете к будущим тележурналистам?

- На эту кафедру мы отбираем ребят после первого курса. Для меня, например, очень важно, чтобы у студента были мозги. Во-вторых, человек должен быть телегеничным - без этого божьего дара на экране вообще нечего делать. Телеведущий может быть и не очень красивым, как, например, Леонид Парфенов или Леонид Якубович, но как они притягательно и органично выглядят на экране! А еще для телевизионщика очень важны грамотная русская речь и хороший тембр голоса. Мне очень не нравится, когда с телеэкрана говорит человек, неправильно произносящий все 33 буквы русского алфавита.

- В ваше время на телевидении существовал какой-то эталон на внешние данные ведущих и дикторов?

- В советские времена был определенный стереотип на внешние данные телевизионщиков. Например, женщины-дикторы должны были обладать яркими и выразительными внешними данными, приятным голосом, и ни в коем случае они не имели права быть вульгарными или развязными. Близкое мне поколение навсегда запомнило таких телевизионных красавиц, как Эльвира Куценко, Евгения Симановская, Неля Маркидонова, Зара Улановская. Эти дикторы в те годы пользовались, наверное, не меньшей популярностью, чем сегодняшние поп-звезды. Для них открывались все двери, а у каждого зрителя была своя любимица.

Без юмора на ТВ делать нечего

- Галина Яковлевна, насколько я вас знаю, вы человек, обладающий блестящим, а порой просто искрометным чувством юмора. Насколько это качество важно для журналиста?

- Юмор вообще помогает людям. Этим замечательным качеством должен обладать любой человек, а тем более журналист. Я вообще больше всего ценю в людях порядочность и юмор. Поэтому никогда не смогла бы влюбиться в человека, лишенного этих качеств, и не могу представить, чтобы у меня были такие друзья.

- Вот поэтому с вами всегда интересно и легко общаться, а еще мы, более молодое поколение, никогда по этой причине не чувствовали рядом с вами возрастного барьера.

- Если я говорю журналисту, что его материал или передача - ну просто фуфло, то он прекрасно понимает, что это знак того, что я отношусь к нему по-доброму и просто по-матерински хочу, чтобы человек хорошо подумал и все переделал заново. Как говорится, на ошибках учатся. В каждой программе должна быть своя изюминка - без этого журналистика никому не интересна.

Про изюм и кроссворды

- Вы азартный человек?

- Абсолютно! Я не только обожаю азартные игры, но и всегда работала с азартом - без этого не представляю себе жизни. С таким же азартом разгадываю кроссворды.

- Помнится, как во время нашей совместной работы на Приморском радио мы с коллегами по этому поводу даже сочинили такой каламбур: Что нам делать, как нам быть... Чем Островскую сразить? Где б найти такой кроссворд, Чтоб гадала целый год! Не читала б передачи. Вот для нас была б удача!

- Ха-ха-ха! Хотите хохму - я тут недавно книжицу одну забавную выпустила. Называется "Телебайки". Вот в ней как раз описывается часть случаев из моей прошлой телевизионной жизни. Могу припомнить одну забавную историю, когда мне в первый раз в жизни изменило чувство юмора и дело дошло до слез. Было это очень давно. В 60-е годы Владивосток стал местом проведения Всесоюзного слета молодых рыбаков, и мы затеяли живую телесъемку в Доме офицеров. Идет бал. Мы вдвоем с известнейшим журналистом Георгием Громовым на ходу придумываем комментарии, берем интервью у рыбаков, актеров и организаторов слета. По ходу съемки договариваемся, что я возьму интервью у руководителя прибывшего во Владивосток оркестра. Он соглашается, и мы уже в эфире. Я расспрашиваю его о коллективе, репертуаре, гастролях и, естественно, о том, каким ветром его занесло во Владивосток. Ничтоже сумняшеся, мой собеседник отвечает: "Что вы, я так счастлив. Здесь есть такие очаровательные девушки, как вы. А мы с вами уже так близки...". И далее продолжает в таком же духе! Я пытаюсь прервать поток его красноречия, наконец мне это удается, быстро благодарю и, как только перестает гореть глазок телекамеры, начинаю сквозь бурные рыдания объяснять ему, что я думаю по этому поводу. Он искренне удивлен: "Это же обычный комплимент, что тут такого?". А я в истерике говорю, что навек опозорена и уйду с телевидения. А между тем прямую трансляцию бала надо продолжать. И Георгий Громов трясет меня за плечи и почти кричит: "Девчонка! Ты на работе! Немедленно прекрати истерику. Через пять минут ты в кадре!". Вот так мы учились профессии.

- Галина Яковлевна, а бывали такие случаи, когда ведущие, дикторы или приглашенные гости несли какую-нибудь околесицу с экрана?

- Таких конфузов на телевидении было море! Все их уже не припомнишь, но некоторые остались в памяти навсегда. Например, однажды ныне покойная Зара Улановская прочла в кадре такое объявление: "Покупайте билеты денежно-вещевой лотереи. По ним вы сможете выиграть холодильник, стиральную машину, пылесос, крокодила...". Никогда после Зара Петровна не могла объяснить, откуда взялся этот злосчастный крокодил. Диктор другого, молодого, поколения Елена Шумал по окончании передачи "По вашим письмам", попрощавшись со зрителями и не заметив, что микрофон не выключен, буднично, усталым голосом изрекла: "Господи, как мне осточертело читать всю эту дурь!". Естественно, последняя фраза четко прозвучала в эфире.

Ну и приглашенные на эфир гости иногда такое вытворяли в эфире, что просто волосы дыбом! Однажды журналист Неля Чекризова, практически всю свою телевизионную жизнь проработавшая в сельской редакции, пригласила на передачу большого чиновника, отвечавшего в крае за производство риса. На беседу с ним отводилось определенное время. Зная разговорчивость собеседника, Неля Николаевна придумала такой ход и предупредила: "Когда надо будет заканчивать разговор, я под столом тихонечко дотронусь до вашего колена". Сказано - сделано. Дотрагивается. Никакого эффекта, речь собеседника льется как из рога изобилия. Снова дотрагивается, и так несколько раз. Наконец чиновник в сердцах восклицает: "Что ты меня по коленке гладишь все время? Ведь жена моя смотрит передачу, что подумает?".

А Штирлицу место в туалете!

- В свое время вы провели немало телевизионных программ с участием популярных артистов. Гастролеры тоже чудили в эфире?

- Всякое случалось. Но, слава богу, многие эти эпизоды оставались за пределами экрана. Помню, как в начале 80-х годов меня едва не довел до истерики хороший артист и красивый мужчина Евгений Матвеев. Женщины просто сходили по нему с ума. У меня был запланирован с ним прямой эфир, и я должна была доставить его в телецентр из кинотеатра "Искра". Приезжаю и наблюдаю такую картину: на руке Матвеева повисает ярко накрашенная блондинка и горячо щебечет: "Женя, да брось ты эту бабу (то бишь меня). Поехали ко мне! Муж в море, стол накрыт, а утром я тебя отвезу в аэропорт...". У меня шок. Я хватаю артиста за другую руку и, понимая, что мои шансы явно меньше - жаркая студия, работа в прямом эфире, напряжение и т.д., - начинаю робко лепетать: "Евгений Семенович, ну как же... Телезрители... Вас ждут... Вот машина... Что же делать?!" Можете представить, какую увлекательную картину чудным летним вечером наблюдали многочисленные прохожие: накрашенные блондинка и брюнетка в разные стороны тянут популярного артиста! Оценив всю комичность ситуации, Матвеев отправляет меня в машину и попрекает: "Ну как вы могли подумать? Поехали на ваше телевидение!".

- И это несмотря на то, что артист, так сказать, не был героем вашего романа?

- Героем моего романа и кумиром всех лет был и остается один-единственный мужчина - актер Вячеслав Тихонов. Хотя эталоном мужской красоты я долгое время считала Александра Ширвиндта.

- Однако в свое время вы довольно странным образом выразили многолетнюю любовь к Штирлицу, повесив его фото у себя дома в туалете... Я так полагаю, что здесь тоже не обошлось без чувства юмора?

- Портрет Тихонова долгое время висел у меня в кабинете на ТВ, а небольшое фото в туалете - это шутливая месть за то, что так и не состоялось мое с ним интервью! Я всегда говорила, что не сумела бы написать о нем как об актере и не смогла бы провести с ним беседу. До такой степени он магически действовал на меня как мужчина. Но в один прекрасный день в начале 80-х вызывает меня к себе тогдашний председатель телерадиокомитета Валентин Ткачев, который был очень суровым и требовательным руководителем, и неожиданного вызова в его кабинет все побаивались: "Садись, а то упадешь, - говорит мне Валентин Александрович. - Через два дня во Владивостоке будет твой обожаемый Тихонов. Готовься к интервью". Надо ли объяснять, что я в тот момент пережила!

Оказалось, что Тихонов направляется в Японию в составе большой делегации советских профсоюзов. Наступает воскресное утро. Мы с Ткачевым едем на вокзал встречать кумира. Валентин Александрович, понимая, что у меня язык присох от волнения к гортани, берет переговоры на себя. Объясняет актеру, кто мы и чего от него хотим. Тихонов, само воплощение любезности, объясняет, что он себе не принадлежит, он - член делегации, и за разрешением на его отлучку надо обратиться к руководителю. Естественно, этот важный чиновник нам отказывает, не будучи при этом воплощением любезности. Вот так и не состоялось мое телеинтервью со Штирлицем!..

Сергей Норов

Источник