История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

История Приморского Радио:

Год 1967-й. Воспоминания главного редактора радиостанции "Тихий океан" В.А.Тураева.

13 июля 1967 года. Поезд привез меня во Владивосток. Определив чемодан в камеру хранения, прямо с вокзала иду в комитет (больше идти некуда). В кармане у меня вызов на работу собкором радио в Дальнегорск, в голове - планы, связанные о "вольным" собкоровским житьем. В сквере на скамеечке оставляю молодую жену, а сам иду представиться председателю.

С.В. Юрченко от встречи ловко уклонился:     

- Вызов подписан Марченко, пусть он и занимается!

Павел Федосеевич одной рукой жмет мою руку, второй - кнопку звонка в приемную.      

- Пригласите Шварца!

Приходит Шварц, молодой, веселый, страшно деловой.

Товарища Тураева мы пригласили для работы собкором, - говорит Марченко, - но ему надо вначале с комитетом познакомиться, так что пусть пару недель поработает в "Тихом океане".

Понуро бреду за Шварцем в Тихий океан". "Океан" действительно тихий. В пустой комнате Н.А.Хрулькова с удовольствием рассматривает себя в зеркале. Знакомимся. Нина подсовывает мне пачку тощих программ:

- Составьте себе представление, чем занимается редакция.

Листаю первою папку. На глаза попадаются стихи...

Он ловит хек на судне "Ерш",

Не брезгует и камбалой...

Под стихами две подписи. Прочитываю коллективное творчество от первой до последней строчки и получаю полное представление о характере моих обязанностей. Вспоминаю, что в сквере ждет жена. Спускаюсь вниз и милостиво отпускаю её на все четыре стороны.

С тех пор прошло четырнадцать лет. Моё двухнедельное плава­ние по волнам "Тихого океана" продолжается и поныне. До сих пор не могу понять, как же случилось, что вместо обетованного Дальнегорска, в который я так стремился, моей журналистской судьбе угораздило меня забросить в воды "Тихого океана".

Я пришел в редакцию в примечательное для радиостанции время. "Тихий океан" только-только получил полные права гражданства в дальневосточном эфире, стремительно росли его популярность, рыбаки, быстро признав его "своим”, охотно и щедро помогали редакции советами, авторитетом Дальрыбы и даже штатами. В отдельные годы на ставках Дальрыбы и ее подразделений находилось в море по пять-шесть журналистов. Выступать у микрофона "Тихого океана" считалось большой честью. Слушать "Тихий океан" было модным и обязательным.

Вспоминается случай, который по нынешним временам может по­казаться невероятным, но в нем нет ни грамма вымысла. На транспортном рефрижераторе "Дмитрий Часовитин" вышла из строя антен­на и судно не могло принимать радиопередачи. Именно в это время один из моряков "Часовитина" получил сообщение о том, что в программе "Тихий океан" с ним будет говорить жена. Рейсы у ры­баков были длительными, о рейсовом режиме никто ещё и не помыш­лял, суда уходили в море на девять-десять месяцев, а то и боль­ше. Можно поэтому понять состояние моряка, когда он узнал, что обещанного "говорящего" письма он не услышит. И тогда капитан судна принял удивительное решение. Судно изменило курс, сделало крюк миль в четыреста и в Беринговом море пришвартовалось к одному из промышлявших там БМРТ. Программу "Тихого океана", а с ней и голос жены виновник торжества все-таки услышал. Конечно, подобная ситуация не повторялась сплошь и рядом и в те, теперь уже далекие годы, но жаловаться на отсутствие внимания к своей работе сотрудникам радиостанции не приходилось.

Корреспондентов "Тихого" безропотно пересаживали с судна на судно, "подбрасывали" за 200-300 миль в нужную им точку, на них не распространялись строгие правила судового распорядка.

Что греха таить, многие мои коллеги иногда злоупотребляли этим гостеприимством и радушием, но даже в этом случае никто из ры­баков никогда не высказывал своего неудовольствия.

Просматривая микрофонные папки тех лет, нельзя не заметить, что программы "Тихого океана" были далеки от совершенства, иного в них было сырого, неинтересного, такого, что, казалось бы, никак не могло привлечь слушателей, и, тем не менее, их слушали - каждый выпуск, от начала до конца. Объяснить истоки такой популярности не так уж трудно. Тихий океан» был новой, необычной формой радиовещания, вызывал интерес уже самим фактом своего существования. Нечто подобное случилось в свое время и с телевидением. В первые годы у крохотного телевизионного экрана собирались знакомые, друзья, соседи по лестничной пло­де, совсем не задумываясь над качеством картинки, оригинальностью передач, множеством других досадных мелочей и погрешностей, мимо которых сегодня не пройдет даже самый доброжелательный телезритель.

И все же новая, необычная форма вещания - зональное - сама по себе еще не могла обеспечить успех передачам "Тихого океана". Зональное вещание существовало на дальнем Востоке и раньше. В начале 60-х годов в Хабаровске выходил зональный радиожурнал "Дальни Восток", однако популярности у дальневосточного слу­шателя он не завоевал и вскоре прекратил своё существование.

И если "Тихий океан" не постигла аналогичная судьба, то дело здесь в том, что у него, не в пример "Дальнему Востоку", ока­залась очень заинтересованная аудитория.

К началу 60-х годов в дальневосточной рыбной промышленнос­ти наметился новый качественный этап - океанский промысел. Но

работа в открытом океане была не просто новой формой промысла. Это было, прежде всего, новое психологическое состояние людей.

К тому времени, когда в дальневосточном эфире впервые прозву­чали позывные "Тихого океана" и рыбаки» и их семьи уже хорошо поняли, что такое разлука, что значит ждать долгие месяцы, не ощущать дыхание Родины. Появление "Тихого океана" было подго­товлено изменившимися условиями труда и жизни десятков тысяч людей, он не мог не появиться, а появившись, сразу же стал тем недостающим звеном, которое соединило, пусть даже чисто симво­лически, море и берег.

Главным заинтересованными сторонами при создании "Тихого океана" были рыбаки Приморья, Сахалина и Камчатки. Именно им пришлось первыми осваивать промысел, именно они первыми столк­нулись с проблемами, вытекающими из долгой разлуки с родной землей. Решить их каждая область своими силами не могла - не хватало передатчиков, а те, что имелись, не могли обеспечить нормальную слышимость в отдельных районах. Решить проблему можно было, лишь объединив усилия, причем, не только свои, но и соседей из Хабаровска и Магадана, владевших наиболее мощными на Дальнем Востоке передатчиками. Так возникла идея: заколь­цевав все радиостанции Дальнего Востока, с их помощью транслировать в море передачи для рыбаков.

Вначале предполагалось, что каждая заинтересованная область будет готовить раз в неделю свою программу и под общими позывными "Тихого океана” давать её в эфир по всем дальневосточным станциям, однако, технически это не удалось осуществить. Пере­датчики на Сахалине и Камчатке оказались настолько маломощными, что даже Хабаровск и Магадан не могли принимать их с необхо­димым качеством. Тогда решили готовить и транслировать прог­раммы из Владивостока.

Владивосток был выбран не случайно. Надежная проводная связь позволяла с высоким качеством подавать программу "Тихий океан” на мощные Хабаровские станции, которые уверенно принимались и транслировались в Магадане, на Сахалине, Камчатке. Кроме того, во Владивостоке размещалось Главное управление рыбной промышленности Дальнего Востока. Естественно, что редакцию удобнее всего было иметь во Владивостоке рядом с рыбацким штабом.

Немаловажную роль имело и географическое положение Владивостока и Приморья вообще с их крупнейшими на Дальнем Востоке рыбными портами, судоремзаводами и прочей рыбацкой индустрией.

Нельзя, наконец, не сказать и о чисто человеческом факторе, новое, как известно, всегда дело хлопотное, требующее беспо­койства, настойчивости. Именно этими качествами в полной мере обладал председатель Приморского комитета С.В.Юрченко, который приложил очень много сил для организации зонального вещания. Благодаря всем этим объективным и субъективным факторам редак­ция "Тихого океана" была создана во Владивостоке, в составе Главной редакции экономических передач Приморского телерадио­комитета. Кроме "Тихого океана" в неё входили редакция промыш­ленности, сельского хозяйства, а в отдельные периоды и "Пос­ледние известия". Первым глазным редактором "Тихого океана" был

П.И,Шварц, старшим редактором Н.А.Хрульксва. Среди самых первых сотрудников В.И.Плавская, О.А.Паденко, Е.Арбузова ( Хозеева), В.Пушкин, первые корреспонденты в море - В.По­номарев, Ю.Полещук, А.Степанов.

Первоначально программы ’’Тихого океана” были тридцатиминутными, выходили в эфир по средам и пятницам, затем и по воскресениям. На Камчатке, Сахалине и в Приморье зональное вещание с первых дней своего существования относилось к категории собственного, и передачи "Тихого океана” звучали по первой программе.

По-иному обстояло дело в Хабаровском крае и Магаданской области. Здесь не было острой заинтересованности в рыбацких передачах. Проблемы, с которыми столкнулись на Камчатке, Сахалине и во Владивостоке, магаданцев и хабаровчан не волновали. В Хабаровском крае в те годы рыбный промысел еще не вышел за рамки прибрежного, в Магадане рыбная промышленность только зарождалась. По этой причине "Тихий океан” здесь звучал по станциям. В первую программу его включили лишь местные радио­узлы Охотского побережья и Чукотки, где была сосредоточена основная масса людей, связанных с рыбной отраслью.

Первая программа ”Тихого океана” вышла в эфир 17 апреля 1963 года. Находясь в составе Приморского комитета, радиостанция "Тихий океан”, строго говоря, не была лишь его творческим подразделением.

Руководящим органом ”Тихого океана” был Зональный Совет, в состав которого вошли председатели дальневосточных комите­тов С.В.Юрченко, И.В.Кульчицкий, А.С.Боковенко, С.В.Романов, И.В.Гущин. Председателем Совета был избран С.В.Юрченко, заместителем - председатель Сахалинского комитета С.В.Романов. Периодически Совет собирался на заседания, заслушивал и обсуждал отчет радиостанции, высказывал рекомендации по улуч­шению вещания для рыбаков Дальнего Востока. В работе Совета принимали участие ответственные работники Гостелерадио СССР, Дальрыбы, местных партийных и советских органов. Такие принципы работы Совета сохраняются и сейчас.

В период между заседаниями Совета работой редакции руково­дил председатель Совета С.В.Юрченко, в обязанности которого входило следить за тем, чтобы "Тихий океан” был действитель­но дальневосточной радиостанцией. Должен сказать, что С.В.Юрченко выполнял эту нелегкую обязанность очень добросовестно.

Он внимательно следил за тем, чтобы характер и направление ве­щания "Тихого океана" было зональным не только по названию.

В первые годы работы "Тихого океана" это было особенно важно. Дело в том, что кое-где появление "Тихого океана" было  воспринято как посягательство на "свои права", стремление приморцев "захватить дальневосточный эфир", "утвердить свой прио­ритет". В комитетах ревниво слушали каждую программу "Тихо­го океана". Вот, например, любопытные строчки из письма руко­водителей Хабаровского комитета в августе 1964 года: "Мы слушаем вашу радиостанцию, многие передачи записали на пленку. Вчера снова сели к радиоприемникам. Тридцать минут прошло, и ни слова о наших приамурских и охотских рыбаках. Хотя бы маленькую заметку... А ведь пошла уже кета - "дальневосточная сви­нина", как её у нас называют. На экспедиционном лове находятся охотские промысловые суда. Они в море, вдали от родных бе­регов. И о них владивостокское радио не нашло что сказать..."

Письмо это - яркое отражение тех непростых проблем, с ко­торыми столкнулся "Тихий океан" с первых дней своего сущест­вования и которые дают о себе знать в известной степени и поны­не. К сожалению, и сейчас, когда за спиной "Тихого океана" более 18 лет работы, всеобщее признание, многочисленная армия слушателей кое-где не прочь расценивать его как «владивостокское радио». А когда радиостанция только появилась, это обстоятельство проявлялось особенно остро, Передачи "Тихого океана" воспринимались как приморские и это раздражало наших коллег на местах, вызывало ненужные разговоры, взаимные оби­ды, упреки, отвлекало силы от действительно важных проблем.

Имелось ли у наших коллег основание упрекать "Тихий океан" в нарушении принципа зональности? Если подходить к этому воп­росу исключительно с позиции письма, которое я цитировал, то да. Действительно, далеко не в каждой программе "Тихого океа­на" (и тогда и теперь) присутствовали материалы изо всех краев и областей, но так ли уж это и важно?

"География" - далеко не самый главный показатель зонально­го вещания. Гораздо важнее другое: насколько актуальны для региона вопросы, к которым обращается редакция, как учитывают­ся интересы отрасли в целом, экономическая ситуация всего бассейна, соответствует ли настрой передач настроению всех слушателей, И если направления работы выбраны правильно, если материал действительно злободневен для всех, то так ли уж важ­но, чья фактура лежит в его основе - приморская ли, сахалин­ская ли? Независимо от "географии" его будут слушать все.

Разумеется, понимание этого и к редакции и к нашим крити­кам в дальневосточных краях и областях пришло не сразу, одна­ко, именно это определяло тогда и определяет теперь сущность вещания "Тихого океана". Что же касается "географии", то ей в редакции тоже уделяли много внимания, причем, решить этот вопрос тоже было далеко не просто. Надеяться на помощь наших соседей не приходилось, нужно было выходить из положения са­мим. На первых порах известную помощь оказали нам рыбаки, давшие возможность отправить в море несколько журналистов.

К сожалению, отдача их труда была в общем невысока. Главный недостаток состоял как раз в том, что каждый корреспондент добросовестно отрабатывал хлеб в той организации, которая платила ему зарплату, мало заботясь о том, как согласуется его работа с задачами редакции, с направлениями вещания вообще. Луше результаты приносили командировки сотрудников в редак­ции, в районы промысла, но они тоже не могли сделать погоды.

На местах необходимо было иметь постоянных корреспондентов, которые бы с помощью местных радиожурналистов достойно пред­ставляли в программах "Тихого океана" свои края и области. Зональный совет одобрил предложения редакции, нашло понимание оно и в Гостелерадио СССР. Началось формирование собкоровской сети "Тихого океана".

В 1964 году был открыт корпункт на Камчатке, работать туда уехал К.П.Харыбин - ветеран "Тихого океана". Все эти годы не­сет Кирилл Павлович свою журналистскую вахту на полуострове.

В 1967 году корреспондентский пункт появился на Сахалине, собкором туда была назначена E.П.Арбузова. Формирование кор­респондентской сети продолжалось и в последующие годы. В 1972 году приступил к работе в Хабаровске Ф.А.Куперман, в 1977 го­ду - А,И.Черевченко в Магадане, в 1979 году - М.Б.Вознесенский в Находке.

В истории "Тихого океана", на мой взгляд, можно выделить три периода. Первый период - период становления, организа­ционного оформления, - занял пять лет. За эти годы "Тихий океан" прочно завоевал своё место в эфире, окреп организа­ционно. К 1968 году в главных "рыбных" областях Дальнего Востока - на Сахалине и Камчатке - работали корреспондентские пункты, увеличилось время звучания программы - с 1966 года они стали часовыми, "Тихий океан" органично вошел в каждый рыбацкий дом, завоевал в море и на берегу тысячи благодарных слушателей.

Именно в эти годы родились многие передачи и рубрики, которые и поныне с успехом используются в практике работы ра­диостанции. Одна из самых популярных -  «Твой дом, твоя семья, рыбак». Название это (кому оно обязано своим рождением, сказать трудно) как нельзя лучше отражало самую суть этой передачи. Смею утверждать, что именно ей обязана редакция своим успехом у слушателей, стабильным интересом, который вот уже 18 лет неизменно проявляют они к нашим программам. Вместе с тем, не было в истории "Тихого океана" и более горемычных передач, чем эти. Редкая летучка обходилась в те годы без того, чтобы на них не был вылит ушат критики. Чего только не говорили наши оппоненты! И музыка в этих передачах пош­лая, и песни - сплошные шлягеры, и письма примитивные, и жены картавые и вообще, мол, пора прекращать эти "здравст­вуй, Вася!"

В редакции в ответ на критику поступили по принципу "а Васька слушает, да ест". Разумеется в критике содержались нередко и рациональные зерна, и мы учитывали это. Неизмен­ным оставалось одно - письма, поздравления, музыкальные приветы родных и друзей по-прежнему были стержнем наших программ, и вот что интересно! Нередко жизнь поворачивалось таким образом, что многие наши критики сами обращались с просьбой передать привет "Васе", и когда "Тихий океан", ве­ликодушно забыв об обидах, исполнял эту нехитрую просьбу, они были счастливы.

В чем секрет успеха этих страниц "Тихого океана"?

Чтобы хоть как=то ответить на поставленный вопрос, про­цитирую отрывочек из письма одной нашей слушательницы.

…«Тихий океанчик», миленький, добрый, да, именно добрый, потому что ты делаешь столько добра людям своим теплом, своими ласковыми словами ты согреваешь сердце рыбаков и моряков, которые так далеко от родного дома и которым так нужны и необходимы твоя доброта и забота".

Сколько подобных писем получил "Тихий океан" за годы своего существования! И каких только писем не читали его ошеломленные редакторы! К нам обращались с радостью и с горем, в минуты гнева и разочарования, в минуты сильного душевного волнения и полной опустошенности. Сколько семейных трагедий предотвратил "Тихий океан"! Сколько счастливых семей было создано с его помощью! Скольким людям вернули душевное равновесие нехитрые строчки его приветов и позд­равлений! Иногда я жалею, что не собирал эти удивительные человеческие документы. Какую бы потрясающую книгу смогли они составить! Книгу добра, книгу доверия, доверия, которым, право слово, не стыдно гордиться.

Чтобы закончить с этой страницей истории «Тихого океана» приведу письмо еще одного нашего слушателя. К сожалению, как и многие другие, я цитирую его по памяти, полностью ручаясь при этом за смысл сказанного. В письме этом содер­жится своеобразная попытка подвести теоретическую базу под популярность программ "Тихого океана". Секрет популярности, по мысли автора, кроется в "органичном сочетании личного и общественного". В вашей программе, писал автор, трудно разделить «мое» и «наше».

В конце первого этапа в "Тихом океане" произошли кадро­вые перестановки. В редакцию передач для моряков ушел О.Паденко, вскоре он стал собкором Всесоюзного радио. "Не выдержала" океанской качки Н.А.Хрулъкова, бросившая якорь в тихой гавани инвещания, летом 1969 года ушел из "океана" П.И.Шварц. В редакцию пришли новые люди: В.Солдатов, В.Попов, В.Шпара, А.Воробьев, В.Феоктистов, Ю.Рудный, А.Лебедев, Н.Василевская и другие, работавшие в редакции в разное вре­мя в первой половине 70-х годов.

Перед новым составом редакции вставали новые задачи.

Нам не нужно было заботиться об авторитете редакции, он был завоеван. Теперь следовало его укрепить. Между тем бы­ло это далеко не просто. К этому времени окончательно пе­рестал "работать’1 элемент новизны, необычности наших прог­рамм. К ним повсеместно привыкли и стали относиться более требовательно. Чтобы быть по-прежнему «на уровне», нужно бы­ло работать изобретательнее, больше, качественнее, лучше учитывать интересы наших слушателей. Программа должна была развиваться. Это в редакции понимали, но вначале необ­ходимо было решить один важный организационный вопрос.

Как я уже говорил, "Тихий океан" вел передачи только для рыбаков Дальнего Востока. Но в комитете существовала и редакция для моряков. Ее передачи выходили по субботам тоже под названием "Тихого океана". Несмотря на общую с нами обложку, это была совершенно самостоятельная редакции, которая к зональному вещанию никакого отношения не имела. Передачи ее адресовались только морякам Дальневосточного пароходства, звучали только по местным передатчикам. По этой причине слышимость их была весьма ограничена. Много нареканий со стороны слушателей вызывало содержание. Редакция увлеклась литературным, музыкально- драматическим вещанием. Это не нравилось морякам, они неоднократно требо­вали изменить характер программы. Вот, например, отрывок ка письма первого помощника капитана теплохода "Уссурийск":

"Просим обратить внимание на программу радиостанции «Тихий океан»  для моряков. Моряки высказывают к ней обоснованные претензии и ставят в пример программы для рыбаков. Они отличаются между собой как небо и земля.

Вот пример: 16 октября в этой программе минут 25 читали отрывок из романа, потом какой-то Вова крутил штурвал на судне, где работает его отец. На это ушло еще 15 минут. Нам такие передачи не нужны. Моряков интересует, как за­кончилась арктическая навигация, что нового в родном пор­ту, чем живет управление пароходства, какие новости в горо­де и так далее. Ничего этого в программе для моряков нет”.

Мы решили объединить морские и рыбацкие передачи. Исхо­дили при этом из того факта, что у рыбаков и моряков гораздо больше общих интересов нежели различий, и те и другие находятся в море, вдали от родной земли, одинаково оторва­ны or источников информации, одинаково тоскуют по земным новостям, по родным и близким. У тех и других много обще­го в сфере производства, да и работают они в одних и тех к районах, бок о бок, в тесном содружестве и контакте.

Кроме того, объединение позволяло нам значительно улучшить слышимость субботней программы, так как в этом случае она являлась бы зональной программой и транслировалась бы всеми радиостанциями Дальнего Востока.

Зональный Совет одобрил наши предложения, Гостелерадио приняло соответствующее решение и зональное вещание вырос­ло еще на один час. От объединения выиграли и моряки и ры­баки. Первые получили вместо одной программы в неделю четы­ре. Вторые тоже стали чаще встречаться с родной землей на наших радиоволнах. Но главное, передачи стали более разнооб­разными, исчезло неизбежное ранее дублирование, исчезла ведомственность, повысилась оперативность, расширилась ауди­тория - в сферу деятельности "Тихого океана” вошли Камчатское и Сахалинское пароходства.

В начале семидесятых годов в хозяйственной жизни страны все отчетливее стал прослеживаться курс на интенсивные методы развития экономики. XXIV съезд партии взял курс на повышение эффективности производства, ускорение роста произ­водительности труда, развитие научно-технического прогресса. Определяющими стали эти вопросы и в работе "Тихого океана". Поворот к вопросам экономики произошел в редакция быстро и безболезненно. Сказалось творческое амплуа работавших тогда журналистов. Так случалось, что в редакции к тому времени собрались сторонники аналитической журналистики, для которых экономика не была скучной материей.

В программах регулярно зазвучали комментарии специалис­тов, экономические обзоры работы судов и экспедиций, абст­рактные дотоле экономические термины вроде «фондоотдача», "себестоимости" и прочее приобрели конкретное, зримое пред­ставление. Недавние герои наших передач, просоленные мор­ские волки, романтики и морепроходцы, уступили место рассу­дительным экономистам, рачительным хозяйственникам.

Нужно сказать, что вначале у нас было немало опасений на этот счет - а не отпугнем ли мы столь деловым подходом наших слушателей? Опасения оказались напрасными. Интерес к программам вырос. Главное достоинство "Тихого океана" тех лет - компетентность. К микрофону пришли журналисты, знаю­ще промысел не понаслышке (одни сами работали на судах рыбной промышленности, другие провели в командировках в мо­ре долгие месяцы), умеющие прекрасно разбираться в промыс­ловой ситуации, свободно ориентирующиеся в тонкостях рыбац­кой работы. Это мгновенно заметили и оценили наши слушатели. Но, к сожалению, не только они.

Вспоминается такой примечательный случай. Заболел на­чальник Дальрыбы. Около двух месяцев лежал он в больнице, ни одна деловая бумага к нему не попадала, но всякий раз, когда его навещали помощники, он проявлял такую осведомлен­ность о положении дел на бассейне, что те только руками разводили. Секрет оказался прост - он регулярно слушал наши программы и настоятельно рекомендовал делать это другим.

Но скоро Дальрыба ограничила доступ к информации - меня­лась международная обстановка, менялось правовое положение Мирового Океана, заговорила об экономических зонах. В этих условиях излишняя дотошность в анализе работы советских ры­баков была на руку нашим недругам и, конечно же, характер вещания редакций изменить было необходимо.

В творческом активе "Тихого океана” тех лет не только компетентность. Редакция вела большую организаторскую рабо­ту. В 1972 году на бассейне по инициативе радиостанции раз­вернулось социалистическое соревнование судов скумбрийной экспедиции. По тем временам это был новый промысел на Даль­нем Востоке, не всё ладилось у рыбаков, и Дальрыба охотно приняла наше предложение организации соревнования. Был учрежден памятный вымпел радиостанции "Тихий океан", выде­лены крупные премии (пять, четыре и три тысячи рублей) для поощрения победителей. Соревнование продолжалось почти семь месяцев, оно широко освещалось в наших программах. Победите­лем соревнования стал приморский РТМ "Александровой", вто­рое место присудили РТМ "Амга", третье - сахалинскому БМРТ "Тымовск". Дальрыба дала высокую оценку работе редакции.

Интересные формы организаторской работы применялись ре­дакцией в период массовых летних путин. Был заведен такой порядок: утром, в день выхода программы в эфир, на рабочих столах ведущих специалистов и руководителей Дальрыбы появля­лась её краткая аннотация (1-1,5 странички). В ней особо подчеркивались критические и проблемные вопросы, в лаконичной форме излагались претензии и предложения рыбаков, капитанов, начальников экспедиций. Это давало руководству Глазка дополни­тельную информацию, требовало от него конкретных и оперативных мер, по устранению недостатков.

Активной организаторской работе редакции, действенности и высокому авторитету её передач в эти годы способствовал ряд объективных факторов: ежемесячно на ставках рыбацких управле­ний в основных районах промысла находилось по 5-6 наших корреспондентов. Ежедневная радиотелефонная связь с ними позволяла нам быть в курсе самых последних новостей. Мы знали все не­редко раньше и полнее руководителя Главка. Не менее важно и то, что в редакции в эти годы работал очень дружный и квалифи­цированный состав журналистов, которых помимо компетентности, профессионального мастерства, отличала большая преданность нашему делу. Все мы были большими патриотами "Тихого океана", гордились, что работаем в нем, гордились даже тем, что рабо­тать нам приходилось гораздо интенсивнее, чем любой редакции комитета, С большой теплотой и признательностью вспоминаю я своих коллег и помощников тех замечательных лет, уже упоминае­мых мною В.Солдатова, В.Феоктистова, А.Воробьева, А.Лебедева, а также В.Кондрашина, Б.Метелева и многих других, отдавших много сил нашей общей работе.

В апреле 1973 года радиостанция отмечала свой второй "юби­лей" – десятилетие. Была выпущена специальная десятиметровая газета, редакция получила сотни поздравлений со всех уголков Дальнего Востока, многочисленные адреса, приветствия, награды, свидетельство её несомненных заслуг перед рыбаками и моряками Дальнего Востока. С большими планами, с хорошим настроением вступили мы во второе десятилетие своей работы. Однако середина семидесятых годов оказалась для нас трудным временем.

Вначале, как я уже говорил, на нас обрушились неприятности в виде информационных ограничений, которые с каждым годом ста­новились всё строже. К 1974 году говорить о "рыбе" стало прак­тически невозможно. Это был сильный удар. Был разрушен фунда­мент нашего вещания, приходилось начинать всё заново, практи­чески на пустом месте. Несколько лет спустя некоторые из ограни­чений отменили, но вернуться к прошлому уже было невозможно.

Вслед за первым ударом редакции нанесли второй - были лик­видированы ставки наших корреспондентов на промысле, запрещены радиотелефонные разговоры. Мы были наглухо отрезаны от моря.

Редкие и кратковременные командировки штатных сотрудников не могли стать эквивалентной заменой нашим постоянным морским корреспондентам. Кроме того, мы лишились изрядного числа доброт­ных материалов, подготовленных непосредственно в море, пропи­танных его настроением, запахами, что так украшало наши прог­раммы, придавало им специфический морской колорит. Наконец, мы просто лишились людей. Оставшись без дела, они разъехались в разные концы страны, С того времени как-то внезапно перед ре­дакцией замаячил призрак кадрового голода, который спустя нес­колько лет стал мучительной реальностью.

Всё это, естественно, не могло не отразиться на характере наших передач. С половины семидесятых годов в них всё отчетливее начинает звучать тема "морского транспорта". Это было неиз­бежно, Оказавшись в изоляции от проблем рыбной промышленности мы всё решительнее стали поворачиваться к дальневосточным мир­ским пароходствам. Экономические проблемы моряков стали опре­делять производственную тематику "Тихого океана", их интересы стали постепенно нашими интересами. Тематический поворот пов­лек за собой и организационные изменения. Раньше, когда эконо­мической базой была рыбная промышленность, а основные районы промысла дальневосточников находились в традиционных районах, у нас не возникало особых проблем со слышимостью программ.

Флот пароходств Дальнего Востока работал на гораздо боль­шей акватории, в районах, куда наши передачи не доходили. Этот вопрос обсуждался на Зональном Совете, в Гостелерадио и частичное расписание передач "Тихого океана" было изменено. Раньше "Тихий океан" выходил в эфир дважды в сутки - утром и вечером, а теперь появился третий сеанс - ночной (0.30-01.30), специально предназначенный для районов Индийского океана. Но главное - более чем в два раза увеличилось число передатчиков, которые транслировали "Тихий океан", повысилась их мощность. Это зна­чительно улучшило слышимость наших программ. Именно тогда поя­вилась в них такая адресная ремарка: "Мы ведем свои передачи на Тихий и Индийский океаны и Восточную Арктику". Совершенст­вование трансляций "Тихого океана", улучшение его слышимости продолжалось и в последующие годы. Одновременно осуществлял­ся курс на увеличение вещания "Тихого океана". С октября 1976 года в эфир стала выходить ещё одна, пятая программа "Тихого океана", она стала звучать по вторникам.

Вторая половина семидесятых годов - время дальнейшего совершенствования форм радиовещания для рыбаков и моряков Даль­него Востока. В редакции началась специализация программ. Еще в 1974 году в эфир вышел первый выпуск "Капитанского часа", программы для капитанов дальневосточных морей. Она быстро за­воевала популярность у слушателей. Тогда же появились в редак­ции программа для молодых, рыбаков и моряков Дальнего Востока, информационная, традиционными стали тематические программы, такие, как "Один день осени", "Год нашей жизни" и другие.

В 1975 году прозвучали позывные новой необычной программы "Тихого океана". Речь идет о передачах "Урок английского язы­ка". Они выходили раз в неделю продолжительностью 30 минут. Тематические разработки уроков были проведены специалистами кафедры иностранных языков Дальневосточного научного центра Ака­демии наук СССР. Цикл состоял из 35 уроков и ставил своей за­дачей помочь рыбакам и морякам овладеть навыками английской разговорной речи. В морских пароходствах и рыбохозяйственных организациях бассейна живо заинтересовались этими передачами.

В редакцию поступили десятки заявок с просьбой приобрести уро­ки для повседневного пользования.

Летом 1976 года "Тихий океан" начал осваивать еще одно но­вое для себя направление работы. Кроме традиционных радиопрог­рамм мы стали готовить телевизионные передачи "Меридианы Тихо­го”. Выходили они два раза в месяц продолжительностью 35-40 минут. Позднее к ним прибавилась еще одна телевизионная программа "Четвертая проблема".  «Тихий океан» готовил телевизионные программы в общем недолго - около двух лет, но, должен сказать, это было полезное совмещение и для радио и для телевидения.

Много внимания в эти годы редакция по-прежнему уделяла организаторской работе, повышению действенности своих передач. "Тихий океан" был арбитром социалистического соревнования Вла­дивостокского и Петропавловского морских торговых портов. По инициативе редакции началось социалистическое соревнование между управлением тралового флота Приморрыбпрома и управлением «Мурмансельдь» Северного бассейна, получившее положительную оценку в газете "Правда". Редакция брала под свой контроль перевозки пакетированного цемента со Спасского цементного за­вода на Камчатку, перевозки леса в пакетах в японские порты. Заметный след оставили выступления "Тихого океана” по отдельным вопросам работы Южно-Курильской экспедиции зимой 1976 года, неудовлетворительной подготовке судов к промыслу в приморских портах весной 1977 года, большой резонанс получила серия пере­дач "Тихого океана” по проблемам выпуска пищевой продукции из минтая на судах Приморрыбпрома в 1978-1979 годах и многие дру­гие, По ним принимались решения, они были предметом обсуждения в краевом комитете партии.

К этому времени стало постепенно складываться новое твор­ческое и тематическое лицо "Тихого океана". До середины семи­десятых годов его передачи оставались узконаправленными. Это были программы для рыбаков и моряков Дальнего Востока в очень строгом понимании этого слова. В зависимости от конкретных ус­ловий - на одном этапе в них преобладала рыбацкая тема, на другом - морская, но во всех случаях это были узко профессиональ­ные программы. Интересы и потребности других слушателей, а ведь слушали нас не только рыбаки и моряки, игнорировались, строгое «табу» существовало на всё, что выходило за пределы работы рыбной промышленности и морского флота.

Мы хорошо понимали всю искусственность такой "цеховой" ор­ганизации, все её негативные стороны, не были от неё в восторге и сами рыбаки и моряки, но до определенного времени мы не могли ничего изменить. Стремление расширить тематику "Тихого океана”, раздвинуть рамки профессиональной принадлежности неизменно встречали очень жесткое сопротивление членов Зонального Совета. Особенно непримиримой была позиция хабаровчан. Во всем, что касалось рыбы и моря они неизменно поддерживали нас, но не больше. Мало что изменило и открытие в 1972 году в Хабаровске корпункта "Тихого океана". Несмотря на то, что количество хабаровских материалов в программах значительно возросло, "Тихий океан" по-прежнему не звучал по первой программе Хабаровского радио. Мотивировка оставалась прежней - "Тихий океан "- программа для рыбаков и моряков, которых в Хабаровске и на большей части края нет, а посему она интереса для хабаровских слушателей не представляет. Нежеланием пустить в свой эфир передачи из Вла­дивостока объяснялось и их сопротивление расширению тематичес­ких границ "Тихого океана". В этом случае трудно было бы объяс­нить, почему передачи "Тихого океана" не звучат в Хабаровске.

До определенного времени мы вынуждены были считаться с этой позицией, но в середине семидесятых годов ситуация изменилась. Как я уже говорил, мы оказались в вынужденной изоляции от рыб­ной проблематики,  перенесение центра тяжести на морской транспорт проблемы не решило. Так наметился поворот к общественно-политической тематике. В немалой степени этому способствовало изменение международного положения. В разгаре была "эра раз­рядки”, росли контакты советских ученых, рыбаков, моряков с зарубежными коллегами. Дальневосточники заново "открыли" Амери­ку, Австралию, Японию, другие капиталистические страны. Но разрядка политическая не значила разрядку идеологическую. Мы обя­заны были это учитывать, тем более, что именно наши слушатели - рыбаки и моряки - в силу специфики своей работы оказались на переднем крае идеологической борьбы. Так "Тихий океан" пришел к теме контрпропаганды. Она стала одним из ведущих направлений вещания для рыбаков и моряков. Именно в эти годы сложились в редакции рубрики "Мир глазами советского моряка", "Под флагом страны Советов", "Мы - интернационалисты", "Здесь русский флаг давно знаком", "Из дальних странствий воротясь» и другие, кото­рые сегодня определяют лицо вещания.

В эти годы в стране проходили массовые общественно-политические кампании, связанные с подготовкой к шестидесятой годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, а также обсуждение проекта новой Советской Конституции. Естественно, что редакция не могла стоять в стороне от этих вопросов. Все это в общей сложности и определило будущую судьбу "Тихого океа­на". Несколько изменилась к этому времени и субъективная ситуа­ция. Сменились председатели комитетов на Камчатке и в Хабаров­ском крае, единый фронт наших "противников" распался.

В апреле 1976 года в Москве состоялся очередной Зональный Совет "Тихого океана". Это был последний Совет, на котором в качестве его председателя присутствовал С.В,Юрченко. Заседание Совета вел начальник Главного управления местного телевидения и радиовещания А,Н.Дмитрюк, в его работе принимали участие мно­гие ответственные сотрудники Гостелерадио СССР, Министерства морского флота и рыбного хозяйства СССР. Это был во многом примечательный Совет, так как решения, принятые на нем, определили всю дальнейшую судьбу зонального вещания на Дальнем Востоке. Совет высказался за увеличение вещания "Тихого океана", был введен новый режим работы передатчиков, редакции были выделены дополнительные штатные единицы, добавлены средства на командировочные расходы, принято решение об открытии корреспондентских пунктов в Магадане и Находке. Было признано целесообразным изменить и направление вещания "Тихого океана", придав ему характер дальневосточной общественно-политической программы.

В редакции началась подготовка к работе по-новому. В программах выросло число материалов общественно-политического ха­рактера, рассказывающих о жизни не только Дальнего Востока, но и всей страны. Увеличилась информационная насыщенность программ, расширилась тематика, "океан" стал больше внимания уделять дру­гим категориям наших слушателей.

Изменение характера вещания ни в коей мере не ущемило интересы главной нашей аудитории - рыбаков и моряков. По-прежнему они оставались главными нашими героями, по-прежнему наши пере­дачи адресовались в первую очередь им, но вот диапазон наших передач стал шире, разнообразнее.

Первые итоги перестройки обсуждались на зональном Совете в Благовещенске в сентябре 1977 года. Это был первый Совет, в котором в качестве его председателя участвовал В.А.Ткачев. Со­вет одобрил работу редакции по перестройке вешания, отметил возросший уровень программ, еще раз подчеркнул необходимость превращения "Тихого океана" в дальневосточную общественно-политическую программу.

В октябре 1978 года радиостанция "Тихий океан" стала выхо­дить в эфир ежедневно. Переходя на ежедневный график работы, мы ставили перед собой три главные задачи: повысить эффектив­ность, действенность наших передач, наиболее полно и лучшим образом учесть интересы нашей, теперь не однородной, аудитории и, наконец, на этой основе добиться полного освещения труда и жизни всех дальневосточных краев и областей.

Структура вещания "Тихого океана" была пересмотрена, введе­ны новые адресные передачи, разработаны меры по улучшению их качества. Решая эти вопросы, мы пошли по такому пути.

По понедельникам в эфире звучат тематические программы, та­кие как "Дым отечества", "Час интересного письма", "Эхо меся­ца". Четверг - день направленных программ, то есть программ для определенных категорий слушателей, для тех, кто в пути, для ученых и экипажей научно-исследовательского флота: "Чело­век и океан", "Капитанский час", программа для молодежи и так далее. Ярко выраженное лицо получили и еще два дня недели - суббота и воскресение. В субботу на волнах "Тихого океана"­

ПРОПУЩЕНА СТРОЧКА

дели”, воскресные программы посвящены культурной жизни Даль­него Востока.

Подобная структура вещания гораздо лучше учитывает интере­сы различных групп наших слушателей, расширяет тематику пере­дач, вовлекает в сферу нашей работы новые тысячи людей во всех краях и областях Дальнего Востока. В итоге повысился интерес слушателей к нашим программам, вырос приток писем. В 1980 го­ду редакция получила их более одиннадцати тысяч - рекорд за всю историю существования зонального вещания.

С переходом "Тихого океана" на ежедневное вещание начался новый, третий этап в развитии радиостанции «Тихий океан», в развитии зонального вещания на Дальнем Востоке, Но это уже его сегодняшний день и тема совсем другого разговора. Продолжать его, видимо, уже придется другим.