История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

Смонарь Татьяна Мефодиевна
Должность:
Редактор ТВ программ
Работа в ГТРК:
1961 - гг.
Биография:

Вместо биографии...

Это начиналось так

Когда мои знакомые узнаЮт, что я начала работать на нашем ТВ в 1961 году, то, как правило, они решают, что я стояла чуть ли не у истоков Приморского ТВ. Это не совсем так, а точнее – совсем не так.

Ведь Владивостокская студия телевидения (так она называлась тогда) начала вещание в 1956 году, а я тогда была ещё школьницей. Прекрасно помню, как мы с подружками-одноклассницами бегали в кинотеатр «Приморье» (сейчас там кукольный театр), где в фойе специально «для изумлённых зрителей» стоял единственный в городе телевизор. Нам было совершенно безразлично, что он показывает. Главное – видеть это чудо, которое казалось тогда почти неправдоподобным.

Ни у кого из моих подруг или знакомых своего телевизора ещё не было: сначала они попросту не продавались. А потом они наконец появились в продаже, и – о, счастье! – соседи моей школьной подруги телевизор купили. И тут начался период в моей жизни, о котором нынешние телезрители не раз читали или видели в кино, но представить, как это было, навряд ли могут. Это когда вокруг единственного телевизора в доме собирались все соседи, друзья соседей, друзья друзей и вообще все, кто только был рядом. И никто друг другу не мешал, телевидение объединяло всех. Смотрели, в основном, конечно, фильмы. Ну, и, разумеется, самые значительные, самые интересные передачи. Прекрасно помню, как в декабре 1956 года через Владивосток возвращались из Мельбурна наши олимпийцы. И совсем молодое тогда Владивостокское телевидение пригласило тогда их на студию. Было очень интересно, и весь город гудел, обсуждая эту передачу. Подобное же повторилось, когда в начале 1959-го сюда приезжал, проездом с гастролей по Японии, МХАТ и в нашем городе показал три спектакля. В первый же день, буквально (буквально!) с корабля на бал, творческий коллектив МХАТа пригласили на студию. Была большая передача, у артистов брали интервью, расспрашивали, и снова весь город гудел, восторгаясь возможностями нашего местного ТВ. Кстати, о возможностях. Надо ли объяснять, что в ту пору все эти передачи шли впрямую. О видеозаписи и тогда, и ещё много лет и не мечтали.

Прошло какое-то время, и – наконец-то, наконец! – телевизор купили мои родители. Сказать, что это было для меня счастьем – это ничего не сказать.

Вещание тогда было только вечерами и даже через день. И так как мне никуда теперь не надо было специально идти, так как включать телевизор можно было на всё время вещания, я начала смотреть уже не только фильмы, но и подряд все передачи, и телеспектакли, поставленные в самой Владивостокской студии, которые были в ту пору очень популярны. А после каждого спектакля или передачи обычно или шли титры с именами создателей, или дикторы объявляли их за кадром. Дикторов в ту пору было двое: Галина Торчинская и Евгения Симоновская. Зрители их обожали. Обе красивые, симпатичные и разные по контрасту: одна чёрненькая и черноглазая, другая беленькая со светлыми глазами. Позже дикторский цех очень расширился, пришли Эля Куценко, Зара Улановская, Нелля Маркидонова, дикторы – мужчины. А Торчинская – наоборот – уехала. Но это было позже, а я пока рассказываю о самых первых годах вещания. И в это время я ещё не имела к этому вещанию никакого отношения. Но внимательно слушая или читая на экране имена создателей передач или телеспектаклей, я волей-неволей этих людей запоминала, ещё не зная, что довольно скоро я стану их коллегой. Особенно часто звучало имя телевизионного режиссёра Веры Казаковой, и для меня тогда это было имя – ну, просто небожительницы. И не предполагала я в ту пору, что самую первую мою передачу через некоторое время будет режиссировать именно Вера Акимовна, а потом нас с ней будут связывать очень тёплые отношения, в которых она станет для меня старшим другом и наставником.

В 1961 году я закончила филфак ДВГУ. И так уж совпало, что Владивостокская студия стала в это время расширяться, и руководство, сделав ставку на молодёжь, обратило внимание на выпускников гуманитарных факультетов. Почти одновременно со мной пришли на студию Нина Лошкарёва, Валя Леликова, Нина Ткаченко, Люда Моисеева. Чуть раньше – Ольга Кравцова, Шура Черёмушкина, Маргарита Батракова, Олег Канищев, Юра Шепшелевич, Лёша Софрошин. Чуть позже – Вика Подлесная и Галя – в ту пору ещё просто Галя – Островская. О ней уже здесь надо сказать хоть немного больше. Ведь через годы она стала Галиной Яковлевной Островской – и главным редактором художественного вещания, и замечательным преподавателем нескольких ВУЗов, и глубоко знающим и самозабвенно любящим театр, лучшим, пожалуй, театроведом в Приморье. И при всех этих регалиях оставалась весёлым, лёгким, раскованным человеком, которая любила анекдоты, шутки, розыгрыши, дружные компании.

Но вернёмся в 60-е годы. Тогда же из народного телевизионного театра, который тоже часто транслировал свои спектакли, на постоянную работу пришли Юрий Беззубик, Люся Красотина, Алла Потлова (позже по мужу Бородина). Часть из нас взяли на работу редакторами. Других – в режиссёрскую группу. Там ребята начинали помрежами. Старшей над ними была Инна Буторина, человек, начинавший работать одновременно с началом работы студии и знавший эту специальность в мелочах. Со временем – поработав ещё и ассистентами режиссёров, закончив специальный факультет в институте искусств – вчерашние новички выросли до ведущих, опытнейших телережиссёров. А вот Альбина Бородина (бывшая Потлова) не захотела становиться режиссёром, осталась ассистентом. Но зато каким! Все ведущие телережиссёры, на самых ответственных передачах хотели работать именно с ней, зная ответственность, творческий подход, скрупулёзное знание всех мелочей, профессионализм Аллы (так её обычно называли).

Но это было позже, а тогда мы были неопытными, «зелёненькими», начинающими. Я попала в литературную редакцию. Располагались мы в «курятнике» – так мы сами называли маленький двухэтажный домишко, который существует до сих пор. На втором этаже, в маленьком помещении разместились все редакции художественного вещания, которым руководила Кира Вениаминовна Анненкова. Через несколько лет она уехала в Москву, где стала работать на Центральном телевидении. И нередко я слышала или читала в интервью наших звёзд и других знаменитостей, как они тепло и с уважением вспоминали о Кире Вениаминовне. Ну, а я с не меньшим (а, может, и бОльшим) уважением и теплотой вспоминаю о моих первых годах работы под её руководством.

Вообще именно тогда, придя на студию, я познакомилась наконец с теми, чьи имена я прежде только слышала. То есть с теми, кто действительно стоял у сАмых истоков Приморского ТВ. О технических службах говорить не буду: напрямую я с ними мало общалась. А среди тех, кто начинал свою работу с самых первых дней телевещания во Владивостоке, я хочу прежде всего назвать редактора программ Антонину Васильевну Гурьянову. Вот кто был поистине ассом своего дела. Она проработала в этой должности бессменно с первых дней Приморского ТВ и до самой пенсии в 1994 году. Зрители её не знали. Она была из тех, кто, как говорится, оставался за кадром. Но и все сотрудники, и само начальство очень ценили её добросовестность, знания, мобильность и другие её качества, из-за которых на неё всегда можно было положиться.

Выпускающей долгие годы работала Ольга Архиповна Кудаковская. Позже – тоже выпускающей – стала Светлана Аркадьевна Пеккер. Но, когда я пришла на студию, она уже не один год работала – в ту пору возглавляла отдел машинисток. Вещание расширялось, передачи шли уже не через день, а ежедневно, и вот выпускающих тоже стало двое. И Ольга Архиповна, и Светлана были настоящими мастерами своего дела, много лет работали очень чётко и профессионально, с увлечением и глубоким знанием своего нелёгкого труда.

Среди творческого состава, прежде всего, надо назвать режиссёров. Это Вячеслав Соболь (отчество, простите, забыла), который много лет до того работал на радио и был известен в этом качестве всему краю. Но когда начало свою работу во Владивостоке телевидение, он перешёл работать туда. В художественном вещании, конечно же, самой опытной была Вера Акимовна Казакова, о которой я уже немного рассказывала. Элеонора Репина, Корсаков (имя-отчество забыла), Альберт Евгеньевич Масленников, чуть позже Яков Ильич Вайсберг – я очень боюсь кого-нибудь забыть. Возглавлял эту творческую и очень преданную своему делу компанию главный режиссёр Александр Иванович Шинкаренко – человек чрезвычайно активный, увлекающий, большой умница и творческий выдумщик. В коллективе за глаза Александра Ивановича любовно называли Саней-Ваней. И телевизионным народным театром, о котором я уже упоминала, руководил Саня-Ваня, и это было его любимое детище, в которое он вкладывал много энергии.

Очень сильным был телеоператорский цех, в котором тогда было всего-то трое операторов. И самый главный и творческий среди них – конечно же, Владимир Сиротюк. В качестве руководителя телеоператоров он проработал много лет, когда отдел уже разросся, когда в него пришли молодые и талантливые операторы Владимир Габиев, Фарид Уразбаев, Владимир Журавлёв, Юрий Подгайнов и ещё очень-очень многие. Но это было позже, а в начале 60-х трое операторов (кроме Сиротюка, ещё Николай Осокин и Борис Неберов) почти героически двигали по студии громоздкие тяжеленные камеры и совершали с ними прямо-таки чудеса операторского мастерства.

Невозможно не вспомнить добрым словом и звукорежиссёров. В первые годы работы студии их было, по-моему, двое (если я ошибаюсь и кого-то не вспомнила, искренне прошу прощения): Александра Дятлова и Ирина Беркович. Обе всей душой преданные своему делу, прекрасные профессионалы. Сейчас, когда мы нередко слышим даже в московских передачах невнятные звуки и, что называется, кашу во рту у выступающих; когда даже в телефильмах фоновое музыкальное сопровождение выступает на первый план, заглушая речь и диалоги героев – когда я всё это слышу, я всегда думаю: « Да как же так? Ведь это же очевидный брак по звуку! Как же это позволяют нынешние звукорежиссёры?» А наши «звуковики», которых я уже назвала, ещё в 60-е годы, при уровне техники, который был тогда далеко не на самом высоком уровне – так вот уже тогда они чрезвычайно следили за чистотой звука, а уж слова «брак по звуку» был бы для них просто личным оскорблением, и они такого брака никогда не допускали. Хочу добавить и чисто личную, но, на мой взгляд, симпатичную деталь. Шура Дятлова очень хорошо одевалась. Её платья были – просто заглядение, и все наши девчонки бегали срисовывать её фасоны. Но повторить то, что было на ней, никому не удавалось: вероятно, у Шуры была очень хорошая портниха. А Ирина Беркович – яркая, голосистая (за словом в карман никогда не лезла), самозабвенно любящая свою профессию - проработала на студии очень много лет, и всегда была лучшей.

А теперь я с удовольствием расскажу о тех, с кем непосредственно работала.

Прежде всего, о моей прямой начальнице – старшем редакторе литературной редакции Лидии Михайловне Любимовой. В те годы мы делали передачи не только о литературе, но и о художниках, о творческой интеллигенции, о культурных событиях не только Приморья, но и всей страны (ведь московские передачи тогда технически было невозможно принимать). И во всем Лидия Михайловна была компетентна, умна, образована. О её творческом потенциале говорит тот факт, что когда в конце 70-х она вместе с семьёй уехала в Москву, то вскоре там возглавила музей Льва Толстого. Тот самый, знаменитый, в Хамовниках, где, как известно, семья Толстых всегда проживала, будучи в Москве. Уже в начале 90-х я во время командировки заходила туда к ней. И видела, с каким уважением и пиететом относятся к ней сотрудники музея. А сами мы с Лидией Михайловной встретились почти как родственники – всё-таки нас связывало столько лет совместной работы.

Какие именно в то время мы готовили передачи, подробно рассказывать не буду. Во-первых, честно говоря, названия попросту забыла. Во-вторых, их было так много… Конечно, на первом месте были передачи о литературных и культурных событиях края. Готовили инсценировки рассказов, маленьких повестей местных авторов, а также напечатанных в «Юности», в «Смене», в толстых журналах. А ещё очень хорошо помню, как из Москвы нам присылали – нет, не видео и не киноматериалы – отпечатанные на обыкновенной машинке готовые сценарии московских передач.  И мы здесь, на нашем скудном живописном материале готовили по этим сценариям передачи то о претендентах на Государственную премию в области литературы и искусства, то о других авторах или художниках. И изобретательные режиссёры (всё та же Вера Акимовна, Эля Репина) проявляли немалую фантазию, выискивая хоть какой-то видеоряд, приглашая в эти передачи лучших актёров местных театров. Кстати, о театрах. Их спектакли тоже регулярно показывали на телеэкране. И не только театров Владивостока. Мы с Верой Акимовной довольно часто ездили в командировки в Уссурийск (тогда дорога туда занимала около 4-х часов), чтобы отсмотреть спектакли двух театров этого города, а потом приглашали их в студию для демонстрации спектаклей с телеэкрана. Ещё раз напоминаю, что всё это был прямой эфир, видеозаписи ещё не было.

В одной крошечной комнате с литературной редакцией располагалась и музыкальная редакция. Помню, как её редакторы, Нонна Козлова (позже Хадикова), Мира Шварцбурд каждый день (каждый!) монтировали из концертных номеров, снятых на киноплёнку, концерты. И зрители нашего края имели возможность смотреть и слушать звёзд нашей тогдашней эстрады. Ну, и, конечно, музыкальная редакция готовила передачи о музыкальных событиях края и страны.

В соседней, такой же крошечной комнате располагались детская и киноредакция. Первую из них возглавляла Ирина Васильевна Чернышова. Которая при первом знакомстве запомнилась мне, прежде всего, своей яркой красивой внешностью и весёлым коммуникабельным характером. О деловых её качествах говорит тот факт, что через несколько лет она какое-то время возглавляла всё художественное вещание и оставила должность главного редактора лишь из-за того, что вместе с семьёй уехала в другой город.

Конкретные передачи детской редакции помню плохо. Но запомнилось, что в ту пору я с неким почти страхом по-доброму сочувствовала их редакторам. Как же – думала я - им должно быть трудно: ведь это просто студия в студии, ведь им приходится рассказывать обо всех, самых разных событиях в жизни детей. Они и для малышей передачи готовят, и о школьной жизни, и концерты в исполнении детской самодеятельности показывают, они и о книжках и театральных спектаклях для детей рассказывают. И как они всё это успевают? Думала ли я тогда, что через несколько лет сама стану детским редактором и проработаю в этом качестве не один десяток лет. А тогда, осенью 1962 в детской редакции стала работать выпускница столичного ВУЗа Светлана Волошина. Проработала она во Владивостоке недолго, года два. Но зрители должны бы помнить её по циклу передач Ленинградского ТВ, очень популярному в 80-е годы – «Контрольная для взрослых». Передачу транслировали на всю страну, и она получила признание и у зрителей, и у критиков. А Светлана была и автором этого цикла, и ведущей, и стала тогда известной практически всем телезрителям. Но это было уже в 80-е, а начинала она свой творческий путь здесь, на Приморском телевидении.

Много передач готовили и редакции политвещания. Располагались они в другом здании. И хотя я была дружна с их молодыми редакторами Ниной Лошкарёвой, Шурой Черёмушкиной, сами передачи, признаться, плохо помню. Не очень хорошо нынче помню и всех работников этой редакции. Но обязательно назову Анатолия Ивановича Жёлтикова, который начал работать на студии задолго до моего прихода, проработал там всю жизнь и всегда был очень опытным и уважаемым тележурналистом.

И как же не вспомнить только начинавших в те годы трудовой путь трёх Борисов: Шварца, Лившица, Максименко. Все – яркие творческие индивидуальности, все с годами сделали успешную карьеру. А Борис Васильевич Максименко осенью 1983 года возглавил нашу студию.

В киноредакции, которая относилась к художественному вещанию, работали тогда Вера Нойкина и Женя Кузьмина. Каждый день выдавали в эфир кинофильмы, для чего работали в тесном контакте с кинопрокатом. А кинозал, где эти фильмы перед выпуском в эфир отсматривали, находился в соседнем здании (где позже располагался «Дальтелефильм»). Там же располагались и редакции политвещания, и сам павильон, откуда велись передачи.

Через год от начала моей работы Вера Нойкина уехала, и на её место пришёл выпускник Ленинградского института культуры им. Н. Крупской Леонид Смонарь. При нём киноредакция начала выпускать ещё передачу «Мир кино», он был инициатором её создания. Сидели мы в «курятнике» в соседних комнатах. Через год, когда было построено новое здание телестудии (ныне самое старое, которое стало частью нового строения), каждая редакция получила свой отдельный кабинет. И мы с Лёней снова оказались в соседних комнатах, и кинозал тут же, совсем рядом. Так что мы очень часто встречались, следствием чего явился наш служебный роман. А следствие уже этого романа – в 2018 году мы отметили 55-летие нашей совместной жизни. У нас трое детей, семеро внуков. Сейчас в семью пришли и очень органично влились в нашу семейную атмосферу ещё два внучатых зятя. А в этом, 2019, году исполнилось два года нашей замечательной правнучке Полине.

Но вернёмся к делам студийным.

Всех нас принимал на работу, каждому устраивал своеобразное собеседование директор студии Владимир Петрович Бусыгин. Не рассказать об этом человеке подробнее просто невозможно. В недавнем прошлом крупный комсомольский работник (несколько лет был первым секретарём Приморского крайкома комсомола) он и дальше сохранил лучшие качества этой профессии. Удивительно активный, инициативный, с лёгким, что называется, компанейским характером он свободно находил общий язык с молодёжью, поощрял всё новое, поддерживал любые прогрессивные начинания. Он был не первым директором студии. Нельзя не назвать самого первого – Константина Селезнёва (отчество – простите! – забыла). Проработал он в этом качестве всего несколько лет, а когда достиг пенсионного возраста, ненадолго стал заместителем у Бусыгина, вводил его в курс дела.

В первые годы и телестудия называлась Владивостокской, и руководитель её – директором. Но позже на смену пришло название Приморской студии телевидения, а директор стал именоваться заместителем председателя по телевидению. А самым главным начальником был председатель Приморского комитета по телевидению и радио. И тогда, и ещё много-много лет после был им Семён Владимирович Юрченко. Он начинал ещё как руководитель только радио, а с появлением телевизионного вещания возглавил всю эту систему. До сих пор все, кто работал в те годы, вспоминают Семёна Владимировича не просто добрым словом, а почти с восторженным предыханием. Мало того, что он был прекрасным, знающим руководителем. Мало того, что он прекрасно разбирался и в радийном, и в телевизионном производстве. Он был ещё и попросту очень хорошим человеком. Который умел подсказать, помочь, когда к нему обращались и по работе, и даже с проблемами в личной, семейной жизни.

И вот тут, наверное, самое время рассказать о моральной атмосфере, царившей в студии, о её коллективе.

Я проработала на студии большой срок: с 1961 года, когда закончила ВУЗ, и до 1994, когда ушла на пенсию. За это время сменились многие работники. Кто-то ушёл (их меньше), кто-то – с расширением телепроизводства – пришёл. Словом, коллектив менялся по составу. Но всегда – всегда! (отвечаю за свои слова) – коллектив оставался на редкость дружным, сплочённым, доброжелательным. Никогда никаких интриг! Никогда никакой зависти, никаких подсиживаний, никаких подковёрных игр. Если ссорились (конечно, бывало, что ссорились – ведь работали не ангелы, а обычные люди с разными характерами и слабостями), то всё высказывали напрямую, в лицо, не сплетничая за спиной. Зато всегда радовались успехам друг друга, всегда с интересом относились к любым начинаниям. Если одна редакция готовила какую-то новую значительную передачу, все ею интересовались и по мере сил помогали. Так было, например, когда на наш край ещё не шли передачи из Москвы, и литературная редакция готовила свой местный «Голубой огонёк». А молодёжная редакция, которой тогда руководила Галина Островская – свой приморский КВН. Так же было и в 70-е, когда на весь край «гремели» передачи «Ты плюс я – дружная семья». Настоящую солидарность, благожелательный интерес, помощь проявляли и во многих других случаях.

А какие капустники устраивали по праздникам! С изобретательностью, с юмором. Какие таланты на них проявлялись! Сколько было смеха, восторгов и запоминалось надолго!

Если же снова вернуться в начало 60-х, когда многих из нас только приняли на работу, то в первый же год у нас сколотилась своя молодёжная компания. Были очень дружны: ведь все на равных осваивали новую для каждого работу. Много времени проводили вместе, ездили на пикники за город, делились успехами и проблемами. И среди этих разговоров очень часто Шура Черёмушкина, которая была выпускницей московского ВУЗа и начала работу на год раньше нас, рассказывала нам про Валентина Александровича Ткачёва. Никто из нас его в то время ещё не знал, так как он учился в Москве, в ВПШ (Высшая партийная школа). А Шура работала при нём целый год и рассказывала о нём восторженно: о том, какой он замечательный журналист, как он помогал ей и обучал основам телевизионной журналистики, какой он прекрасный человек. Прошло не так уж много времени, и Ткачёв, закончив учёбу, вернулся на студию, и мы убедились в правоте слов Шуры. Да простят меня те, кто должен простить, но я забыла, какую должность он занимал сразу после возвращения. Но наверняка руководящую – это было как раз по его возможностям и способностям. А вот когда Ткачёв сменил на посту Бусыгина, это я уже прекрасно помню. Он долгие годы руководил телевидением, а когда ушёл на пенсию С.В. Юрченко, стал Председателем всего комитета по телевидению и радио.

(Не знаю, надо ли говорить, что БУСа – так мы его называли – Ткачёв сменил, потому что Владимир Петрович умер после тяжёлой болезни? Может, стОит сказать? А то могут подумать, что Ткачёв его подсидел. А этого категорически не было).

О Валентине Александровиче можно и нужно рассказывать много. Человек сложный, во многом неоднозначный, он был, безусловно, прекрасным руководителем, замечательным журналистом, человеком искренне преданным своему делу. Впрочем, не мне раздавать ему оценки.  Пусть о нём расскажут другие, равные ему талантом и деловыми качествами.

Но вернёмся к производству. Нынешние телевизионщики, даже представить не могут, каким минимумом технических средств обладали мы тогда, какую приходилось проявлять изобретательность, чтобы выстроить зрительный ряд, сделать само построение передачи поинтересней. Но и как же мы радовались появлению новой техники! В начале 62 года появилась у нас первая ПТС. Это был просто прорыв. Отлично помню самую первую передачу. Была она 30 апреля 1962 года. Велась с привокзальной площади, от памятника Ленину, и самый первый ПТС-ный ведущий нашей студии Георгий Исаевич Громов рассказывал о подготовке города к Первомаю, брал интервью прямо на улице, и, в очередной раз, это казалось просто чудом. Напомню, что видеозаписи тогда не было, любые передачи шли в прямом эфире. И к 19-ти часам, к началу передачи по ПТС никто не ушёл домой. Все столпились в аппаратной, смотрели, радовались, делились впечатлениями.

И ещё одно большое событие в том же 62-м году я помню. В октябре наша студия представляла свою программу на Центральном телевидении (кажется, впервые). Надо ли напоминать, что видеозаписи у нас тогда не было, и вся творческая группа, включая занятых в передаче артистов местных театров, была отправлена в командировку в Москву, чтобы там «вживую» показать свою программу. Честно признАюсь, что из каких фрагментов состояла вся передача, я не помню. Но что литературная редакция подготовила инсценировку по рассказу приморского писателя Льва Князева (название рассказа забыла), это происходило у меня, что называется, на глазах. Занималась этим не я, а Лидия Михайловна как старший редактор. Так что я не буду примазываться к успеху, но просто констатирую, что косвенное, чисто личное участие мне в этой истории удалось принять. Дело в том, что в октябре этого года я была в первом своём отпуске и проводила его в Москве. А так как режиссёром инсценировки была, конечно же, моя любимая Вера Акимовна, я оставила ей телефон моих родственников, у которых останавливалась. И она в первый же день приезда группы позвонила мне, заказала пропуск, и всё то время, что на Шаболовке шли репетиции, просмотр, сам эфир, я была там вместе со всей творческой группой, которую возглавлял, конечно же, сам Владимир Петрович Бусыгин. Ну, а я была всего лишь зрителем происходящего, но это было так интересно. Диктором в этой программе была Эля Куценко. Которая очень понравилась не только всем студийцам ЦТ, но и непосредственно зрителям, а именно моим родственникам-москвичам. После эфира они дома восхищённо повторяли мне: «Ка-а-акая у вашей студии симпатичная дикторша!» И Эля была, правда, чудо как хороша, милА, обаятельна. А всю нашу программу на ЦТ очень хорошо приняли, хвалили, и это было большим событием для студии.

А назавтра после эфира мы с Верой Акимовной весь день гуляли по Москве, обсуждали успех передачи и говорили, говорили обо всём на свете. Это уже не имеет никакого отношения к производству, это уже просто меня обуяла ностальгия.

Что же касается производства, то тут ещё рассказывать и рассказывать. Ну, как не рассказать о том, как в середине 60-х пришли на студию супруги Борис Кучумов и Роза Салюк? Оба – яркие индивидуальности, оба внесли очень большой вклад в развитие  телевидения.

Боря Кучумов (я называю его просто Борей, потому что мы долгие годы были дружны семьями). Человек, безусловно, отмеченный талантом и почти фанатичной любовью к своему делу. Я очень хорошо помню, с какой скрупулёзностью, ответственностью, с фантазией и настоящим взлётом таланта готовил он свои передачи. Но – вот беда! – ни одного названия не вспомню. Назову только одну передачу, которую он готовил много позже, уже в 80-е годы. Это была видеозапись концертных номеров ещё молодого, приехавшего во Владивосток на гастроли очень модного, только начинающего тогда певца Валерия Леонтьева. Сегодня мы все знаем, что на Центральном телевидении в те годы его не слишком жаловали. А здесь Кучумов, снимая эти концертные номера у нас в студии, придумал такое интересное решение, так разнообразил исполнение песен, проявил столько фантазии и вкуса, что таким концертом не погнушался бы и самый маститый режиссёр. И самому Леонтьеву очень понравилось работать с Борисом, и смотрел он на режиссёра с большим уважением. К сожалению, то, что Леонтьев был в своеобразной опале у руководства Всесоюзного телевидения, отразилось и на отношении к этой кучумовской работе. Концерт не разрешили давать в эфир, и он увидел свет только через несколько лет, уже в период перестройки. Но такая временная опала передачи не только не умаляет талант Бориса, но даже придаёт ему некий ореол избранности. Я рассказала лишь об одной передаче этого режиссёра, но о каждой можно было бы сказать много самых восторженных и уважительных слов. К средине 80-х он возглавил на студии режиссёрский цех, стал главным режиссёром и оставался им до самого своего раннего ухода из жизни.

Роза Салюк. Те, кто её не знал, может быть, не поверят, что столько достоинств могут принадлежат одному человеку. А между тем это так. За что ни бралась Роза, она всегда всё делала с блеском. Прекрасно вязала, шила, готовила – когда у них с Борисом собирались гости, стол всегда ломился. Прекрасная хозяйка, чистюля – в доме всё блестело. А ещё она обладала мощнейшей положительной харизмой, и к ней всегда тянулись все, кто её окружал. Но для нашего рассказа, наверное, самое важное, что она была абсолютнейшим трудоголиком, и любимая работа всегда была у неё на первом месте. Когда она пришла на студию, её взяли в режиссёрский цех. И сначала, как и все новички, она стала помрежем. Но каким! Не только ассистенты и режиссёры – все, кто работал на передаче, знали, что на неё можно положиться, что называется, от и до. Всё сделает вовремя, без всяких напоминаний и проверок. Ничего не упустит, никогда никого не подведёт. Когда она стала – сначала ассистентом, а потом и режиссёром – все редакторы мечтали работать именно с ней. Очень много она работала с Викторией Подлесной, вместе они уже в 70-е – 80-е готовили очень увлекательные массовые передачи, которые требовали большой подготовки и умения. А уже названную мною выше передачу «Ты плюс я – дружная семья» тоже режиссировала Роза и с самого начала подготовки работала, что называется, в одной связке с редакторами – сначала с Ольгой Мальцевой, а потом с Галиной Самигулиной. С Галей они тоже подготовили множество интереснейших и по задумке, и по исполнению передач.

А вот тут – стоп! Я начинаю тонуть в именах, названиях передач, событиях. Рассказав об этих двоих (Розе и Борисе), я резонно начинаю понимать, что ещё многие заслуживают такого же рассказа. Разве могу я хоть немного не сказать про старшего редактора нашей детской редакции Вику Подлесную, с которой мы проработали бок о бок и душа в душу многие годы. Опытный, ответственный журналист, создатель целых циклов самых разнообразных передач для школьников, для старшеклассников. Она работала очень долго и успешно уже после того, как почти все наши ровесники ушли на пенсию. И Викторию Петровну должно не просто помнить, а прекрасно знать совсем новое, нынешнее поколение телевизионщиков.

Ну, а как не вспомнить режиссёра Нину Ткаченко (после замужества Габиеву)? Тем более она режиссировала столько моих передач. «Полочка-читалочка», «Солнцеворот», «Что такое перекрёсток», «Долговязый карандаш» – эти и другие программы мы делали вместе с Ниной. И при той технике, которая в ту пору – особенно по сравнению с нынешней – была, что называется, на грани фантастики, Нина проявляла много изобретательности, чтобы на экране всё выглядело интересно и достойно.

В начале 70-х в режиссёрскую группу нашей редакции пришла совсем молоденькая, обаятельная, красивая Танюша Тушенцева (сейчас Дерюгина) Сразу подружилась со всеми и обучалась тонкостям режиссёрской работы и у Розы, и у Нины. Но и сама по себе была очень способна, и с годами показала себя очень сильным опытным режиссёром. И не только в работе, но и в частной жизни. Какие замечательные шутливые сюжеты не раз придумывала и монтировала Таня к знаменательным датам своих друзей! И вообще – с её-то коммуникабельным, лёгким характером - всегда  была в центре любой компании.

Лена Коробко пришла в нашу редакцию помрежем, когда ей исполнилось всего 19 лет. Была очень добросовестна, старательна, инициативна, и постепенно выросла сначала до ассистента режиссёра, а потом стала и режиссёром. Через какое-то время она вышла замуж за телеоператора Фарида Уразбаева, и последующие поколения телевизионщиков знают её именно под фамилией Уразбаевой.

Ну, как же не сказать мне самые добрые слова про опытнейшего и талантливого режиссёра и красивую женщину Людмилу Моисееву, с которой мне тоже пришлось много работать. В литературной редакции она, можно сказать, сменила на посту Веру Акимовну и поставила немало отличных телеспектаклей и других передач. И работать с Людмилой Борисовной было – одно удовольствие.

Сколько было замечательных редакторов и режиссёров в музыкальной редакции, в политвещании. Но мне работать с ними почти не приходилось, поэтому пусть о них расскажут те, кто знал их лучше.

Однако не могу не назвать Валентину Леликову, которая была не только опытным режиссёром политвещания, но и прекрасным, добрым и весёлым человеком. У всех нас к середине-концу 60-х уже были дети, и наверняка все тогдашние молодые мамы помнят, как охотно и увлечённо Валя устраивала для наших малышей то утренники, то проводы детей в школу, то подарки к каким-то событиям. И за эти, и за другие прекрасные качества её любили все без исключения.

Хочу вспомнить и о том, например, как, работая в детской редакции, я несколько лет готовила передачи для школьников из только что открывшегося тогда во Владивостоке цирка. Со сколькими цирковыми знаменитостями я тогда познакомилась. Сколько интересного они мне рассказывали. Сколько неожиданностей и забавных случаев было во время подготовки передач. Кстати, режиссёрами на них были всё те же то Роза Салюк, то Нина Габиева. А ведущей передачи почти бессменно была молодая диктор Наташа Винокурова.

Ну, и как тут не вспомнить самым добрым словом наших новых в ту пору молодых дикторов: и Наташу Винокурову, и Инну Прокопенко, и Лену Шумал. Молодые, красивые, профессиональные

А как же, например, не рассказать, что ещё раньше, с появлением в нашей студии ПТС начались регулярные показы местных футбольных матчей. И прекрасно комментировал их работавший у нас тогда Рудольф Загайнов. В своей собственной манере, увлечённо и профессионально. Через несколько лет он уехал в Москву и стал известным всей стране тележурналистом.

(забыла, в каком качестве. Если не ошибаюсь – может, и ошибаюсь – в качестве врача вёл какие-то разовые передачи о здоровье на ЦТ. НЕ у Белянчиковой, а свои собственные).

А здесь, на Приморском ТВ Загайнова сменил Юрий Беззубик и отлично комментировал футбольные матчи много лет.

Как опустить тот факт, что при детской редакции в конце 60-х выделился совершенно особый отдел учебного телевидения. Нельзя не назвать его первых редакторов Зинаиду Петровну Шорникову и Светлану Михайловну Арпишкину. Позже (гораздо позже) появились и другие. Но эти двое стояли у истоков этого важного дела и успешно его осваивали.

В начале 70-х пришла в нашу детскую редакцию совсем молоденькая тогда Галя Самигулина. Вот о ком надо рассказывать и рассказывать. Трудоголик не меньший, чем Роза Салюк; человек с явными задатками лидера; очень способная и ответственная журналистка, она в первые же дни работы показала такую деловую хватку, какую, пожалуй, на первых порах не показывал никто. Сколько отличных передач она сделала вместе с Розой и другими режиссёрами! Каким уважением Галина Викторовна (так постепенно стали её называть) пользовалась в коллективе не только редакции, но и всей студии! Ну, и, конечно, обязательно надо сказать, что Галя просто на редкость хороший человек. Который всегда – не дожидаясь просьб – приходит на помощь, умеет порадовать своих близких и друзей, никогда не забывает никаких их дат, обязательно поздравляет, интересуется, не надо ли от неё какой-то поддержки и, безусловно, является главным цементирующим звеном в том, что наша компания до сих пор поддерживает тесные дружеские отношения.

И опять – подчас даже неожиданно – что-то вспоминается и вспоминается, что, казалось бы, давно ушло из памяти.

В конце 60-х в детскую редакцию пришла из газеты «Тихоокеанский комсомолец» журналистка Татьяна Сизарева. Общительная, коммуникабельная, наша ровесница, она быстро стала своей в нашем маленьком редакционном коллективе – и не только в работе, но и во всех наших личных затеях. Проработала Таня не очень долго, года 3 (её мужа перевели на работу в другой город, и они уехали), но сделала немало очень хороших передач (каких именно, сейчас напрочь не помню) и оставила о себе очень добрую память.

Ещё раньше – в первой половине 60-х – на студии появилось объединение «Дальтелефильм». Этому должен быть посвящён отдельный большой рассказ. Но тут моя совесть чиста. Про «Дальтелефильм» пусть рассказывают те, кто на нём работал и хорошо знал его изнутри.

О технических службах, игравших очень большую роль в работе телевидения я, по той же причине, писать не буду. На мой взгляд, я просто не имею на это права. Этим должны заниматься те, кто хорошо в этом разбирается.

Но всё-таки, чем больше я пишу, тем всё сильнее опасаюсь, что и там, где я имею право рассказывать, я о ком-то забыла, что-то упустила, кого-то незаслуженно не назвала.

Ну, как же ничего не сказать о наших монтажницах, киномеханиках, машинистках. Что бы мы в те годы делали без них, какой большой вклад в нашу совместную работу внесли они. Не скрою, многих имён я, за давностью времени, уже не помню. И вообще я что-то всё чаще стала повторять: не помню, забыла. Всё-таки нельзя объять необъятного.

Но хотя бы ещё одно имя я обязательно должна назвать. Это Ирина Владимировна Стрельникова, которая в 70-е (точнее не помню) возглавила коллектив студии и была – ну, просто идеальным руководителем, о котором можно только мечтать. Интеллигентная, образованная, красивая, доброжелательная, демократичная, много знающая. До прихода на телевидение она довольно долго работала на радио. И приходится только восторженно поражаться тому, как быстро она вошла в специфику телевизионной работы и руководила студией чрезвычайно квалифицированно, умно и профессионально.

Об Ирине Владимировне можно ещё говорить и говорить. Но подробнее о ней и о тех, кто ещё работал на студии позже, пусть расскажут другие. А я постаралась вспомнить лишь первые два десятилетия работы нашей студии, свидетелей чего уже почти не осталось.