История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

Лихачева Евгения Антоновна
Должность:
Диктор радио
Работа в ГТРК:
1939 - 1975 гг.
Биография:

Вместо автобиографии

Я пришла на радио совершенно случайно, Заболела дикторша местного радиокомитета Нина Кучерявая, и Володя Мякишев, мой бывший одноклассник, оставшись без партнерши, уговорил меня "всего несколько дней” почитать с ним "Областные известия". До сих пор не пойму, почему я согласилась. Ведь еще учась в средней школе, я терпеть не могла читать вслух, Кстати, Мякишеву это тоже было известно. И вот, не имея никакого представления о дикторской работе и страшно волнуясь, явилась я в феврале 1939 года в Уссурийский Областной радиокомитет, чтобы на тридцать шесть лет связать свою жизнь с радио.

Продолжительность областного вещания была 4 часа (с 17 до 21 часа). Дикторов - трое. Владимир Мякишев - старший диктор, Татьяна Белова и я. Дикторы того периода были больше похожи на дикторов-любителей, чем на профессионалов, так как мы не были знакомы со спецификой дикторской работы. Искусство актера-чтеца сейчас полностью относится к мастерству диктора.

А в те годы эти понятия были несовместимы, потому что от диктора требовалось сухое, безотносительное чтение. Пособий и книг у нас не было, и мы варились, что называется, в собственном соку. Старались подражать московским дикторам. Редакторы по этому поводу острили: "Что вы все читаете то под Левитана, то под Высоцкую, когда же будете под себя?" Мы отвечали: "Учимся у наших маяков".

В марте 1940 года маня послали в Москву на учебу. Незабываемое время! Планировался один год учебы. Но по приезде в столицу мы узнали, что всю программу, рассчитанную на год, должны пройти за.... месяц. Поэтому заниматься приходилось и утром и вечером, иногда прихватывали и ночи. На позднее время мы оставляли всю черновую работу по технике речи.

Занималась с нами по технике речи артистка Камерного театра Зоя Николаевна Корнилова, ассистент нашего педагога по этому предмету Елизаветы Александровны Юзвицкой. Вообще преподаватели у нас были отличные - московские звезды первой величины. Профессор Былинский, автор дикторского словаря, Юзвицкая - постановщик голоса в Большом театре, она до конца своей жизни курировала дикторов и артистов столицы, Яков Штейншнейдер - великолепный чтец центрального радио и другие, чьих имен я не помню. А дикторы Московского радио! С ними мы прохода практику. Моим руководителем была Евгения Исааковна Гольдина. Чудесный добрый человек и замечательный диктор, она тактично исправляла наши ошибки, очень тонко и точно заостряла на них наше внимание. Например, от неё не ускользнуло, что тесситура моего голоса при чтении меняется. Я даже не знала, что все время читала не своим голосом. Оказывается, в разговоре у меня голос ниже. Когда я это поняла, читать стало намного легче.

Месяц, проведенный в Москве, несмотря на напряженную учебу, промелькнул очень быстро. И вот я снова в родном Уссурийске, Мои теоретические знания предстояло воплотить в каждодневной практической работе. Общение с дикторами центрального радио Ольгой Высоцкой, Юрием Левитаном, Владимиром Герциком, Натальей Толстовой вселило уверенность, появилась увлеченность. Дикторская деятельность уже не казалась мне чем-то недосягаемым. Да, в 1940 году в Москве была заложена основа всего моего дальнейшего творческого труда. И какая основа? На всю жизнь Именно там, в Москве, благодаря опытным товарищам по труду сбоим коллегам-москвичам я поняла, что

Звучащее слово - это не кружево,

не перлы, где переливы льются,

Звучащее слово - это оружие

На карауле у революции".

(Илья Сельвинский)

Когда была ликвидирована Уссурийская область, меня перевели во Владивосток, в Приморский краевой радиокомитет. Это был 1943 год. Шла война с Фашисткой Германией. Тяжело было читать сводки Совинформбюро. Ответственность предельная. Круглосуточные дежурства. Мне кажется, все дикторы Приморского радио достойно выполняли свой гражданский долг. Многие были награждены медалями за доблестный труд во время войны. Вот дикторская группа того, военного, времени: Георгий Громов, Вячеслав Соболь, Семен Канн, Софья Сариева, Ольга Смирнова, Марина Антипина и я - Евгения Лихачева. Ведение тогда велось только по первой программе, и этот состав дикторов вполне обеспечивал работу комитета.

После войны в нашу группу пришло много новых дикторов. Из старых остались Громов, Антипина и я. Позднее Георгий Громов увлекся радиожурналистикой, стал редактором "Последних известий". Постепенно наша группа стала пополняться опытными дикторами. Пришла к нам Наталья Кондратенко, ученица блистательного диктора центрального радио Ольги Высоцкой, Полина Ковалева, имевшая уже вторую дикторскую категорию. Приехал к нам москвич Виктор Балашов. Трудолюбивый, требовательный к себе, с приятным тембром голоса Балашов быстро овладел дикторским мастерством и занял ведущее место среди наших дикторов. Сейчас Виктор Балашов работает диктором центрального телевидения. Работал несколько лет в Приморском комитете и Алексей Задачин (ныне ведущий диктор Московского радио). Появился он у нас в студии так.

Задачин, молодой артист театре имени Горького, пришел утром в радиостудию читать детскую передачу. У меня как раз было утреннее дежурство. Я усадила его к микрофону. Обычно, чтобы не смущать исполнителя, мы, дикторы, стараемся не смотреть на него, но слушаем очень внимательно. Только Алексей прочитал первую фразу текста, как я невольно подняла голову. Меня поразил его чудесный голос, мягкий, бархатный баритон. Такие голоса очень радиофоничны.

Во мне заговорила профессиональная жилка - после передачи начала уговаривать Задачина попробовать себя в дикторском деле. Алексей "попробовал" и... проработал в качестве диктора-актера несколько лет у нас, а затем продолжил дикторскую деятельность в Москве. Через несколько лет приехал к нам как методист. К этому времени у нас появилось много молодежи, которую надо было учить дикторскому мастерству. Виктор Бойко, Дмитрий Гончар, Алексей Хортов, Алевтина Василевская, да и дикторы среднего поколения повышали свою квалификацию. Многие уже имели высшие и первые категории.

Я уже работала стершим диктором, старалась привлечь к занятиям с дикторами ведущих артистов драмы, режиссеров, московских методистов. У нас проводили семинары москвичи Ярцев, Всеволодов, Задачин. Ездили дикторы и на кустовые семинары в Хабаровск, в Петропавловск-Камчатский, Занимаясь с нашей молодежью, со старшими, А.Задачин шутил: "Вы мои первые учителя и коллеги и ничего нового, чего вы не знаете, я, к сожалению, сообщить не смогу". Да, дикторский коллектив к этому времени профессионально вырос и стабилизировался. После введения второй и третьей программ дикторский состав увеличился до 12 человек. Вот они: женщины - Кондратенко, Ковалева, Мирончик, Демидова, Лихачева, Василевская; мужчины - Хортов, Гончар, Попов, Винокуров, Якутович.

Но дикторы работали не только у микрофона. Они участвовали в общественной жизни комитета. Главный редактор музыкального вещания Антонина Ричардовна Шинкаренко вместе с главным режиссером Василием Ивановичем Ромашовым создавали концертные бригады, в состав которых входили певцы, чтецы, музыканты. Дикторы выступали в роли ведущих этих концертов. Помню свою концертную бригаду: певцы - Ольга Беляева, Надежда Санцевич, Мария Волошинова, чтец Василий Иванович Ромашов, баянист Василий Кабанов, концертмейстер Леонид Заславский. Сколько мы провели шефских концертов на кораблях, в воинских частях, больницах, городах нашего края, на избирательных участках! Везде нас хорошо принимали.

Случалось и такое: на одном из избирательных участков, когда я вышла объявить начало концерта, в зале разделся шепот: "Кто это?" Сидевшая там Нина Ивановна Иванова (редактор литературного вещания) назвала мою фамилию. В ответ с каким-то уважительным любопытством последовало: "Да ну? Сама Лихачева?"

Когда Нина Ивановна, смеясь, мне это рассказала, я подумала: "Значит, нас слушают, знают, уважают, мы - популярны". Это и согрело, и обрадовало. Появилась гордость за дикторский коллектив и чувство большого удовлетворения своей работой, своим творчеством. Но признание радиослушателей и очень обязывало. Поэтому в упорном труде, в повседневной учебе совершенствовали дикторы свое мастерство. Молодым помогали опытные дикторы, московские методисты, местные режиссеры и артисты. Результаты самые отрадные. На все посланные пленки о повышении квалификации нашим дикторам Всесоюзный Радиокомитет давал положительные оценки. Дикторская группа Приморского краевого радиокомитета считалась профессионально очень сильной. Но учеба ни на один день не прекращалась, так как в нашем творчестве нет потолка.

"Уметь просто и красиво говорить - целая наука, у кото­рой должны быть свои законы... для освоения которых нужна вся творческая жизнь”. (К.С. Станиславский)

Это хорошо усвоила и наша замечательная молодежь. И мне, ветерану Приморского радио, Заслуженному работнику культуры, не стыдно было передать эстафету достойным преемникам.