История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

Лихачев Валентин Валентинович
Должность:
Звукооператор, кинорежиссер-документалист, руководитель студии "Дальтелефильм"
Биография:

Вместо биографии

Из воспоминаний бывшего главного редактора информационного вещания телекомпании «Восток-ТВ» А.Л. Ткачева:

«В самом начале 1998 г. меня пригласил к себе на работу генеральный директор первой на Дальнем Востоке России негосударственной телекомпании «Восток-ТВ»  Борис Павлович Шварц. Но не журналистом, не редактором, а маркетологом.

Кой-какой опыт в этой области у меня был, так как в бизнесе на разных уровнях я присутствовал с 1987 г. — председатель кооператива, генеральный директор научно-производственного центра, инвестиционно-финансовой компании, заместитель директора экспортно-импортной компании, президент информационного агентства и проч. Время было романтическое до тех пор, пока не начались кидалово партнеров и отстрел конкурентов. Либо ты, либо тебя, либо уходи из бизнеса – такие были правила.
Ни кидать партнеров, ни тем более убивать конкурентов я не умел, так что дела мои в то время неуклонно катились вниз. Тем не менее, на «Восток-ТВ я зашел с просьбой снять мне рекламный ролик. В долг. Сценарий написал сам и даже продумал раскадровку. Борис мне не отказал и передал «клиента» с рук на руки Валентину Валентиновичу Лихачеву — главному режиссеру Восток-ТВ. Лихачев принял и мой сценарий, и даже согласился с раскадровкой, заметив только, что видеокамера в отличие от кинокамеры не сможет снять проход из темного коридора в светлую комнату. По этой причине ролик мы так и не сняли, зато Шварц с Лихачевым перетянули меня в свою команду, где примерно через полгода я стал главным редактором информационного вещания. С обоими я подружился, а с Лихачевым мы «зацепились» так, что даже обедать порознь не ходили. И, если один по какой-либо причине обед пропускал, то и второй тоже — позже вместе обходились чайком.
Дважды Лихачев снимал меня в рекламе, считая мое лицо телегеничным и даже обладающим неким положительным обаянием. В одном из роликов я был в белом халате, и потом на протяжении долгого времени меня на улице, в магазине «узнавали» незнакомые люди — морщили лоб, пытаясь вспомнить, где меня видели, а иногда и осторожно переспрашивали: «Извините, вы ведь врач?»
Лихачев по-режиссерски часто угадывал в людях «скрытое содержание», умер разжечь творческую искру…
На Восток-ТВ он пришел со студии «Дальтелефильм» — была у нас в советское время такая киностудия при Приморском комитете по телевидению и радиовещанию, на которой снимались документальные телевизионные фильмы. На ней он работал сначала звукооператором, потом режиссером, став автором многих документальных лент, а потом и главным руководителем. Весьма достойная и, главное, самостоятельная биография, особенно если учесть, что отчим его В.Г. Чухланцев был редактором краевой партийной газеты «Красное знамя» и членом бюро крайкома КПСС. Про родного отца Лихачева я знал лишь то, что он был репрессирован.

С телосложением подростка, с круглым личиком, в котором из-за усиков было что-то кошачье, внешне Лихачев всегда хотел казаться выше и массивнее, чем дал ему Бог, обожал мощные машины … Была у нас с ним одна общая халтурка, доход от которой втайне от жены он откладывал в специальную коробочку «на новую машину». В итоге он ее и купил. Это был реактивной мощности турбовой «Марк-II». Водил он его рискованно, рывками, ездить с ним было страшновато. Слегка рисуясь, любил говорить, что не верит ни в Бога, ни в черта… но при этом был в высшей степени порядочным человеком. В той степени, которая невозможна без Веры, пусть и не осознаваемой, но безусловно присутствующей в человеке, дающей ему силу не ронять честь, не ложиться под обстоятельства.
За три года мы очень сблизились, но всегда обращались друг к другу только по имени отчеству и только на «вы» – Валентин Валентинович… Александр Львович…
Был у него один грех — тот самый, истинно русский, но с ним он всегда справлялся сам, приходя на работу после 2-3-дневного запоя (которых, к слову, при мне, за 3 года было не так уж и много — ну, пусть раз в год…) на слабых ногах с банкой какого-нибудь коктейля из киоска в дрожащих руках…, прихлебывая, постепенно приводя себя в порядок… Телевидение он не любил, мечтал опять снимать кино, понимал, что это безнадежно и по этой причине срывался время от времени.
Поссорились мы только один раз месяцев через 7-8 после знакомства. Из-за засранца-дизайнера по имени Серега, которого Лихачев холил, лелеял и оберегал, как сон младенца — платили дизайнеру мало, а рекламные ролики, которые они делали на пару, приносили компании существенный доход.
В то время на Восток-ТВ было всего 2 или 3 компьютера — у секретаря, у рекламщиков, у дизайнера..., а у информационной программы «Восточный экспресс», главным редактором которой я стал осенью того же 98-го года, сменив Стаса Быстрицкого, не было. Тексты эфиров и сюжетов печатали на секретарском. Я же поставил Шварцу условие — не будет у редакции своего компьютера, не будет и меня в качестве главного редактора.
Борис к компьютерам всегда относился настороженно, но деваться ему было некуда и он уступил. Купили компьютер, который по своим характеристикам оказался самым мощным в компании. Потому, что новый. Но не успел я насладиться первой победой, как ко мне подкатился Лихачев: так, мол и так, Александр Львович, редакции для текстов такой мощный комп не нужен, а вот дизайнеру под рекламу… Может махнемся?
— Какой разговор, — говорю, Валентин Валентинович, — конечно, он вам нужнее… Присылайте своего орла, пусть меняет.
Прихожу через час-два и нахожу на круглом столе редакции… не компьютер, а какой-то ящик по виду только что из помойки — весь в пыльных тенетах, немытый и нечищеный, наверное, ни разу за всю свою компьютерную жизнь!
Твою мать! Как и кем должен был почувствовать себя человек, сознающий, что сделал «королевский подарок», «благородный поступок» и взамен получивший такой вот плевок в свою благородную рожу? Ну, хотя бы протереть-то его тряпкой перед тем как тащить нам дизайнер должен был? Хрен с ней, с благодарностью, но хотя бы на деликатность я мог рассчитывать?
— Где, говорю Лихачеву, это козел Серега? Пусть берет тряпку и вытирает!
Лихачев ситуацию, видимо, прошляпил… недоглядел за Серегой… А все-таки напрягать его задним числом не решился. Попробовал обратить все в шутку, но меня сильно заело…
— Ваши проблемы, говорю ему, Валентин Валентинович. Бережете Серегин покой, тогда, пожалте, сами с тряпочкой… Или наш компьютер — на место.
Вижу, остолбенел Лихачев, с лица спал, побледнел, зубы стиснул, а потом-таки тряпочку принес и сам компьютер протер.
— Вот, говорю, и спасибо. И сразу бы так.
После этого мы с ним недели две сторонились друг друга. Но, что примечательно, — оба не ходили на обед, пока сами собой как-то не помирились.
Погиб он поздним вечером 1-го декабря, если не ошибаюсь 2000 г. Выяснилось, что после работы он на своем Марке «таксачил» и в тот вечер подвозил двух барышень в гостиницу возле Дома молодежи. Ехал из города и под «толстошеинским» путепроводом разворачивался. Непонятно, почему он не посмотрел направо в сторону «Зари», наверное, заговорился с пассажирками. А как раз оттуда через «зеленый мигающий» перекресток с Русской летел Ниссан-Патрол, который на скорости и бетонная стена не остановит. Попал он прямехонько в Лихачева, так что тот, вероятно, даже и испугаться не успел. Барышни на заднем сиденье как раз только испугом и отделались.
Рано утром 2 декабря я приехал в компанию, которая размещалась тогда в спорткомплексе «Олимпиец» и застал в полутемном холле всю в слезах Наташу Кудрон – руководителя службы продаж. «Лихачев погиб», - сказал она сквозь слезы. Я неожиданно для себя закричал: «Нет!» и уронил портфель - пальцы сами разжались…

Хоронили Валентина Валентиновича из Дома журналистов на Первой речке. У изголовья гроба сидела его очень-очень старенькая и очень маленькая старушка – его мама – в прошлом очень популярный в Приморье диктор радио Евгения Антоновна Лихачева. Мы менялись в почетном карауле, а она время от времени гладила его по голове и повторяла: «Валечка, сыночек, скоро мы будем вместе».
Через какое-то время, уже после ее смерти, я позвонил в ее квартиру, где уже жила дочь Валентина Валентиновича. Спросил, не осталось ли фотографий, чтобы разместить их на своем сайте. Условились о встрече. Я пришел. Она сказала, что все фотографии, которые были в доме, она уже разобрала. Те, что она отобрала — с родственниками, занимают две странички в альбоме, а остальные вот — она кивнула на большой узел из полиэтиленовой пленки, пылившийся в углу. Я поставил его на стол и развязал. Фотографий Лихачева я там не нашел, зато нашел фотоархив В.Г. Чухланцева.
— Можно я их заберу?
— Берите, мне они не нужны. Все равно выбрасывать.
Часть этих фотографий я отсканировал и разместил на сайте Родослов, которого уже нет, к сожалению. Но оригимналы я передал в «арсеньевский» музей. Себе оставил две: авторский оттиск известной фотографии Е.Халдея «Знамя над Берлином» с дарственной надписью автора и К. Симонова и портрет К. Симонова с его автографом. Этот портрет я позже передал проректору ДВГУ Б.Л. Резнику для музея ДВГУ. Под расписку. «Знамя над Берлином» взял в стекла и повесил на стенку.
До недавнего времени единственное фото с Лихачевым в сети было на моем сайте  «Энциклопедия Приморья». Точнее одно и то же групповое фото там повторяется в двух статьях «Первый телевизионный документальный фильм» http://alltopprim.ru/archives/804 и «Первый полнометражный телевизионный художественный фильм» http://alltopprim.ru/archives/807 На этом снимке он справа второй во втором ряду в меховой кепке. Совсем молодой и еще даже не кинорежиссер, а звукооператор. Именно в профессии звукооператора, как считают, коллеги, хорошо знавшие сильные и слабые стороны Валентина Валентиновича, он преуспел более всего».

Публикации Валентина Валентиновича Лихачева с иллюстрациями Василия Николаевича Рещука в газете Приморского краевого комитета КПСС "Красное Знамя"