История ГТРК "Владивосток": Телевидение Радио Дальтелефильм Фестивали

История телевидения и радио в Приморском крае

⇠ Вернуться назад

ВСТРЕЧА ПЕРВОГО РЕЙСА ТУ-104

ВСТРЕЧА ПЕРВОГО РЕЙСА ТУ-104

1958 год. Февраль. Мы узнаем, что во Владивосток прилетает опытным рейсом первый пассажирский турбореактивный лайнер ТУ-104. Узнаем за четыре часа до события. Срочно собираемся: кинооператор Анатолий Вергун, режиссер Альберт Масленников и редактор-автор этих строк. Камера все та же, КС-50. Должен сказать, что эта первая отечественная кинокамера безотказна, надежна, строчит как пулемет, в прямом и переносном смысле. Она была на вооружении наших фронтовых кинооператоров. Ею снята вся война. Многокилометровые ленты... И лишь один недостаток был у КС-50: кассета, как известно, вмещала всего 30 метров пленки. Это... одна минута съемок. А если монтаж? Сколько полезного метража останется? Таких кассет-"пудрениц", как в шутку мы называли их в своем кругу за их форму, придавалось к камере с десяток. Вот и весь резерв, а затем в том самом мешке из черного батиста надо было как обыкновенному любителю перезаряжать кассеты для продолжения съемки, но ведь событие идет своим чередом. Представьте, как нужно было уметь предвидеть их дальнейшее развитие, чтобы не упустить его главные моменты. Поистине, профессия оператора не из скучных. И оставались в ней только выносливые и влюбленные в свое дело люди.

...Мы прибыли в аэропорт "Озерные ключи" (так назывался раньше Владивостокский аэропорт) на единственном имевшемся тогда на студии автомобиле ЗИС-5, служившем прожекторной установкой, списанном из вооруженных сил ("конверсии" случались и тогда), на... газогенераторном ходу. Осмотрели место предстоящего события, обсудили план съемок. Задача состояла в том, чтобы снять посадку самолета, его салон, познакомиться с экипажем (все на пленке) и перейти на "живое ТВ". В студии предполагалась беседа с экипажем, поскольку возможности снимать синхронно у нас тогда еще не было.

Хронометраж сюжета - три-четыре минуты.

И вот ТУ садится. Эту гигантскую птицу, дышащую огнем турбин (такими были наши впечатления после), мы видели впервые. И решили, что раз нет традиционного пропеллера, значит, нечего бояться: можно, оставаясь на полосе и попав под высокое брюхо заходящей на посадку турбореактивной машины, снять великолепный телевизионный план. Анатолий Вергун так и сделал. Он пропустил самолет над собой, не обращая внимания на отчаянную жестикуляцию пилотов из кабины, пригнулся, снимая длинный, так называемый операторский монтажный план от "носа" корабля через все подбрюшье фюзеляжа, провожая самолет в хвост. Я стоял метрах в 50-ти от точки съемки и гордился нашим оператором. Поднимая за собой снежный вихрь, ТУ-104 проплывал над нашим кинооператором. А он продолжал снимать. И я уже представлял, какой великолепный план будет на экране. Еще минута... И самолет, обдав нас с режиссером жаром турбин и теплым душем из мгновенно растаявшего снега, ушел. Я смотрю и не верю глазам: на полосе нет ни нашего оператора, ни камеры. Оглядываюсь по сторонам. Нет и нет. Смотрим с Масленниковым - режиссером друг на друга и ничего не понимаем. И вдруг из сугроба, на кромке дорожки, выбрасывается кисть руки с камерой, а потом, чертыхаясь и отряхиваясь, вылезает и сам Вергун. Вот так осваивалась и новая технология, и новые формы. Какой, действительно, великолепный план был на экране: внезапно опрокидывающийся кадр, потеря фокуса и затемнение. Да и  командиру перелета Герою Советского Союза Павлу Михайловичу Михайлову было о чем рассказать телезрителям!

Из книги В.А.Ткачева "Синяя птица... Полет продолжается?"